5.

11.09.2012

Активные моралисты. Я бы пристрелил их всех из жалости, как пристреливают лошадей, повредивших ногу на скачках. Моралисты и нравоучители напоминают мне таких лошадей, но повреждается у них только чувство правильности, совершенно неуместное на соревнованиях жизни.

"Ты уже не в том возрасте, Эсме", - заявил мне вчера молодой человек двадцати пяти лет. Как интересно! Я не в том возрасте для глупостей. Мне сорок, и я списан со счетов этой жизни. Все, финал, несите венки и закажите оркестр, пусть играет реквием по скончавшейся юности моей, а так же по правам, ей лишь присущих. Видимо, я теперь должен отрастить пышные бакенбарды и брюзжать, сидя поближе к каминной трубе.

Нет, пожалуй, оставлю столь сомнительные развлечения для тех, кто уже умер от старости, несмотря на пышущее молодостью тело.

Впрочем, насколько я помню, вчера я думал иначе, и утверждал, будто важно быть старым душой, сохраняя молодость тела. Ну что же, только глупец не менят своего мнения. К тому же, непостоянство снова в моде, а значит, я по-прежнему в короне законодателя мод.