Без заголовка 1215

11.09.2012

Я плакала когда смотрела интервью с Николаем!

Николай Караченцов: «Я живу! Разве это не счастье?»

Опубликована: 13.09.2007 18:43:34

Спустя два с половиной года после несчастья, случившегося с Николаем Петровичем, любимый миллионами артист нашёл новые силы к жизни (ВИДЕО)

Эта трагедия потрясла многих. Несчастье, случившееся с Николаем Караченцовым, почитатели его таланта восприняли как личное горе. Сегодня самое страшное уже позади. Долгие месяцы борьбы с последствиями серьезной автокатастрофы, в которой пострадал легендарный актер, не прошли даром: он постепенно возвращается к нормальной жизни. О том, чего это стоило самому Николаю Петровичу и его близким, рассказывает супруга Караченцова Людмила Поргина.

Хроника событий. На «до» и «после» жизнь обожаемого многими артиста разделилась в ночь с 27 на 28 февраля 2005 года, когда, узнав о гибели тещи и поспешив поддержать оглушенную горем жену, Караченцов срочно выехал с подмосковной дачи и, не справившись с управлением своего автомобиля на московском Мичуринском проспекте, врезался в столб. С места аварии его доставили в ближайшую 31-ю городскую клиническую больницу, где медики зафиксировали у актера тяжелую черепно-мозговую травму, повреждение груди и нескольких ребер. В ту же ночь артисту была сделана срочная операция. А на следующий день его перевели в НИИ скорой помощи имени Склифосовского, где он был прооперирован повторно. Операция прошла удачно, но лечащие врачи Караченцова в своих прогнозах были очень осторожны: слишком уж серьезные повреждения получил мозг актера, который затем в течение двух недель пребывал в коме. Каждый день Николая Петровича навещали жена Людмила Поргина, невестка Ирина и сын Андрей.

Людмила Поргина:

— Я и все наши близкие постоянно разговаривали с Колей, когда он находился в коме. Читали ему молитвы, стихи, принесли ему много кассет, чтобы он слушал музыку, ставили классику, духовную православную музыку.

Когда Коля был в коме, я просила его: «Кокочка, сожми мне руку, если ты слышишь меня». И однажды он сделал это. Я не знала, осознанно это было или нет, но плакала от счастья. Во время комы он шевелил руками и ногами, открывал глаза, морщился, когда ему делали уколы. Врачи не могли с уверенностью сказать, сознательно он это делает или нет. Но я верила, что все наладится, вместе мы все преодолеем, встанем на ноги.

Врачи, медсестры и медбратья просто над Колей летали, делали все возможное, чтобы он выздоровел. Уверена: он встал на ноги не только благодаря огромной силе воли и характеру, но еще и потому, что так много людей его любит. Любовь спасает. Я в этом убеждена! Когда он только-только вышел из комы, первое, что он сделал, — выбил ногами спинку кровати в палате реанимации. Так Кока заявил: «Я жив!» (Тогда он еще совсем не мог говорить). Когда я пришла к врачу спросить о состоянии Николая Петровича, мне сообщили, что все будет в порядке, раз буянить начал…

Хроника событий. Актер начал выходить из комы 14 марта 2005 года, но полностью его сознание восстановилось лишь спустя месяц после аварии, когда Николай Петрович стал узнавать своих близких — жену и сына. А 11 апреля Караченцов был переведен из реанимационного отделения в обычную палату нейрохирургического отделения. К этому времени любимец публики уже начал самостоятельно садиться в кровати и с посторонней помощью ходить. Еще Николай Петрович смог дать первый после аварии «автограф», расписавшись на протянутом ему листе бумаги. Чуть позже к актеру начала возвращаться речь и постепенно стало налаживаться звучание его неповторимого, с хрипотцой, голоса. Он с удовольствием слушал музыку, стихи (особенно Роберта Рождественского и Юлии Друниной), песни Булата Окуджавы, смотрел телепередачи и художественные фильмы.

Все это время Караченцова продолжали наблюдать реаниматологи, терапевты, неврологи, психологи, логопеды, специалисты по восстановительному лечению, которое после выписки из Склифа продолжилось в Центре патологии речи и нейрореабилитации, куда актера перевели в июне 2005 года. В конце октября и начале ноября того же года актер перенес еще две операции на базе НИИ скорой помощи им. Склифосовского. На сей раз реконструктивные: на черепе (в том месте, где была сломана кость, медики установили знаменитому пациенту специальную пластину) и на правой, пострадавшей в результате аварии ключице…

Людмила Поргина:

— Было несколько моментов, когда Коле не хотелось больше жить и мучиться. Не все люди могут выдержать долгий физический недуг. Кто-то спивается, кто-то впадает в депрессию… Коля пришел к Богу. Никогда до аварии не причащался, не молился. А сейчас не может заснуть, не прочитав «Отче наш». Мы постоянно ездим в лавру в Сергиев Посад.

Когда у нас было 30-летие семейной жизни, муж сам настоял на венчании. Хотя я отговаривала его — ведь это был шестой месяц после аварии и Петрович был еще совсем слабым. Сегодня муж каждые полчаса признается мне: «Я люблю тебя, ты самый дорогой мне человек». А раньше эти слова он говорил очень редко…

Многие семьи разрушаются, когда происходит несчастье. У нас, наоборот, появились новые силы. И у меня, и у сына, и у невестки. Мы даже не знали, что такие крепкие! Наш семейный корабль плывет, несмотря на рифы жизни. Главное — Колечка жив!

Хроника событий. Сегодня актер по-прежнему продолжает бороться со своим недугом, который постоянно дает о себе знать. Врачам удалось поставить его на ноги, вернуть ему радость общения с близкими и друзьями. Однако о полном выздоровлении Караченцова говорить пока рано. Реабилитация актера продолжается, и никто из специалистов не может с уверенностью сказать, когда закончатся его больничные скитания. Вопреки советам медиков Николай Петрович ведет довольно активный образ жизни — посещает светские мероприятия и даже собирается сняться в продолжении знаменитых «Приключений Электроника» в роли полюбившегося зрителям обаятельного, но уже раскаявшегося гангстера Урри.

Коллеги по актерскому цеху высоко оценили стойкость и заслуги Николая Петровича. 16 июля 2006 года на Аллее звезд российского кино, расположенной рядом с «Мосфильмом», состоялась закладка именной плиты народного артиста России Николая Караченцова. В его родном театре отметили 25-летие легендарного спектакля — рок-оперы «Юнона» и «Авось», в которой все эти годы актер блистал в образе графа Рязанова. Самым почетным гостем юбилейного мероприятия был Николай Петрович. Овациями встретили актера и в киноконцертном зале «Пушкинский», где в мае 2007 года состоялся гала-концерт, на котором прошла презентация 12-дисковой антологии песен из репертуара Караченцова. А еще Николая Петровича наградили орденом Святых Петра и Февроньи — покровителей семьи и любви…

Людмила Поргина:

— Я не представляю своей жизни без Коли. Он для меня великий человечек, который подарил мне красоту жизни и открыл этот мир, подтвердил, что существуют Любовь и Дружба. Я боролась за его жизнь, за наше счастье. Без Коли все это потеряло бы для меня смысл.

Сегодня мы с ним хотим жить и дышать полной грудью! Мы ходим в театры на премьеры, в рестораны. Колечка очень рад всему этому. Он бы погиб, если б существовал в вакууме после той активности, которая была в его жизни все прошлые годы. Коля всегда сам проявляет инициативу выйти в люди, посмотреть что-то интересное.

Быть может, врачи, которые лечили и продолжают наблюдать Колю, и недовольны моей активностью. Но я же не нагружаю его так, чтобы он падал! Недавно он плавал в бассейне, в теннис играет постоянно. Я очень благодарна всем, кто участвовал в его спасении. И ищу любые возможности для восстановления здоровья Николая Петровича. Сейчас собираюсь поехать к гениальному врачу Наталье Бехтеревой в Институт мозга в Санкт-Петербург.

Недавно мы гуляли с Колей по берегу реки. Он увидел закат и вдруг закричал: «Как я раньше мог этого не видеть?! Я живу!!! Вижу солнце! Я с тобой! У меня есть мои детки, внуки». Разве это не счастье?

 (700x524, 154Kb)