Без заголовка 371

11.09.2012

Название: Knife Edge / На лезвии.
Автор: Annwyd
Переводчик: colombine
Вычитка: Несметана
Пейринг/персонажи: Шикамару/Темари
Рейтинг: авторский PG
Жанр: Drama/angst
Предупреждения: dark, character death
Дисклеймер: фик принадлежит Annwyd, Наруто - Кишимото-сенсею, слова и буквы - великому и могучему, мой тока перевод
Разрешение автора на перевод: получено
Ссылки: http://www.fanfiction.net/s/2407078/1/
Размещение: только с моего разрешения

Шикамару мог бы спросить, что пошло не так и почему союз был расторгнут, но им было, что сказать друг другу, помимо политики Листа и Песка. Просто он не знал что. Она улыбнулась своей едкой, острой, как лезвие, улыбкой.
- Я говорила охране смотреть в оба. Полагаю, меня не послушали.
Он едва заметно пожал плечами. Она повторила движение.
- Лучше бы ты сама за собой смотрела.
- Видимо, присматривать за тобой тоже лучше самой - парировала она, - Что думаешь делать, когда твое дзютсу выдохнется?
Он вздохнул, но не ответил.
- Слишком много проблем для одной миссии.
- Зачем тогда соглашался, если знал, что не справишься? – глаза Темари сузились, на лице – то самое, особое выражение, одновременно хищное и манящее, которое, бывало… нет. Он не будет думать об этом. Тем не менее он жалел, что его дзютсу не может контролировать лицевые мышцы.
Тогда Шикамару представил Ино и Чоджи, как они выглядели, когда она закончила: у каждого по тонкому, изящному разрезу на горле, и еще десяток поменьше, россыпью по всему телу. И когда картина стала слишком… нестерпимой, он обратил мысли к татуировке АНБУ на руке. Одно из личных орудий Хокаге, и как бы это не раздражало в другое время, сейчас мысль почти успокаивала.
- Потому что только я и справлюсь, - ответил он. Для Конохи, напомнил себе Шикамару, не ради мести.
Она усмехнулась, и он опять пожалел о несовершенстве своего дзютсу.
- Мне придется проследить, чтобы ты опять не дал себя убить.
- Это не твоя забота. Я враг.
Выражение лица Темари – непостижимая загадка, как и все в ней. Мелькнула мысль, что возможно именно поэтому он всегда возвращался.
- Ты мой, - просто ответила она. - И мне плевать на остальное.
Он толком не знал, что сказать, никогда не знал. Вот почему с ней так много проблем. Но кое-что он знал наверняка: он знал, как она сражается, быстро и безжалостно-
<i>-он знал, как она целуется, грубо и с зубами-</i>
-он знал каждый ее жест, каждое движение в ответ на попытку запугать-
<i>-он знал каждый изгиб ее тела-</i>
-он знал, где она хранит оружие.
Он протянул руку к поясу, она - к своему кушаку. Он достал кунай, она тоже. Он приставил кунай к своему горлу, она повторила за ним.
- Ты же не собираешься жертвовать собой, только чтобы вывести меня из игры? - спросила она, закатывая глаза.
- Мой затуплен, - ответил он и с силой провел кунаем по горлу.
И когда кровь хлынула на белый песок под ногами, оскверняя его чистоту, Шикамару коснулся шеи, но ощутил лишь едва различимый кровоподтек. И это было странно, потому что несмотря ни на что ему показалось, что лезвие все-таки было заточено.