Без заголовка 937

11.09.2012

Это цитата сообщения Алисьера Оригинальное сообщениеСердце Хогвартса. Хранитель Вечности. Глава 36

Глава 36 Истина, скрытая во мраке

Вечная внимательно читала каждый лист, ища выход для себя, но не находила. С каждым документом она все сильнее ощущала себя в ловушке, из которой только один выход, и именно так поступить она не может. А бежать почему-то вовсе не хочется.
- Так что ты скажешь, Эвелина? – спросил Северус, присаживаясь на край собственного стола и пристально смотря на нее.
Девушка не поднимала головы, она не могла заставить себя посмотреть в глаза мужчине. Она понимала, что он уже успел сделать определенные выводы, но не знала какие именно. Все документы, просмотренные ей, указывали на то, что род Мортонов давно исчез, а до этого они были темными магами и жили невероятно долго, а умирали неестественными смертями. В этот момент Вечной хотелось дать Сириусу хорошего подзатыльника за такую неудачную фамилию, а также она ругала саму себя за то, что не создала чуть более правдоподобные документы на себя и сестер. Но где-то в глубине души она осознавала, что рано или поздно кто-нибудь бы заметил странности в их поведении и стал бы искать больше о девушках, и ей было намного лучше, когда этим любопытным стал Снейп.
- А что скажешь ты сам? – спросила бесцветно она.
- Ты хочешь услышать то, к чему пришел я? – понимающе спросил зельевар.
- Да, я хочу знать, насколько ты ошибаешься, Северус, насколько я смогла обмануть вас всех, потому что тебя я больше не могу обманывать, - печально отозвалась слизеринка, откладывая бумаги в сторону.
Мужчина был удивлен ее словами. Она призналась, что лгала, но не призналась, в чем именно. Она умеет дать ответ и не дать его одновременно. Обычно это восхищало мага, но сейчас это лишь осложняло ситуацию.
- Хорошо, раз ты хочешь знать, то я расскажу, - кивнул он. – Но потом я ожидаю услышать правду от тебя, Эвелина.
- Ты ее услышишь и увидишь, обещаю, - произнесла она, поднимая свой взгляд на него.
Северус был поражен тем, что ее голубые глаза чуть светились в полумраке комнаты.
- Твой род исчез восемь веков назад, последней была Каридад Мортон, погибшая от рук собственных слуг в возрасте 632 лет. Она была известна как темная ведьма, специализацией которой были яды, она служила графу Ле Круа. Все твои предки были знатными людьми с хорошими связями. Первым был Алмиль Мортон, от которого пошел весь ваш род. Он был талантливым юношей из глубинки, который добился очень многого среди магглов и магов.
- Это факты, - чуть усмехнулась Хранительница.
- Хорошо. Я считаю, что ты Высший Вампир, как и все твои предки, - серьезно сказал он.
Эвелина еле удержалась от едкого замечания по этому поводу, однако, она все же решила дослушать, потому что это даст ей еще время, чтобы собраться.
- Почему же? – с любопытством спросила она.
- Слишком много сходств, чтобы быть просто совпадениями: бледность и хрупкость, но невероятная сила и скорость, природные ментальные способности, высокий магический потенциал, знания, которыми не может обладать просто семнадцатилетняя девушка. К тому же ты словно играешь, а не живешь.
- А мои сестры?
- Тоже самое, сколько тебе по-настоящему лет, Эвелина?
Девушка усмехнулась, но как-то грустно и печально. Она встала и чуть отошла к камину, в котором ровно горело яркое пламя, освещая комнату.
- Но ведь это не все, правда? – спросила она, не оборачиваясь к нему.
- Да, я нашел также сведения о том, что некогда ваша семья была связана с лордом Себастьяном Дамблдором, который способствовал тому, чтобы уничтожить твой род. Это объясняет твою ненависть к нашему директору. И только вампиры могут без вреда для своей психики и здоровья находиться вблизи от дементоров, тогда понятно как ты смогла познакомиться с Поттером. Так я прав?
- Сколько времени ты подозревал меня? – поинтересовалась Хранительница.
- Достаточно долго.
- Кто навел тебя на эту гениальную догадку? Люциус?
- Он был обеспокоен благополучием своей семьи. А теперь ответь мне, наконец: так ли все, что я сказал? Правда ли это?
Эвелина вздохнула, понимая, что настал момент, которого она так боялась и одновременно ждала с нетерпением.
- К сожалению, я не могу ответить на этот твой вопрос, - произнесла она, поворачиваясь к зельевару и смотря прямо в его черные глаза.
- Ты обещала, - нахмурился Северус.
- Я обещала говорить правду, я ее говорю, - усмехнулась она. – Я не знаю, правда ли то, о чем вы сейчас говорили по одной простой причине: я не Мортон, Северус.
- Тогда зачем ты заставила меня здесь так распинаться? – возмутился маг.
- Ну, если честно, чтобы собраться с мыслями и остальными ненужными дополнениями.
- Собралась? – ехидно поинтересовался он.
- Все разбежались, - вздохнула девушка. – Может, поговорим об этом в следующий раз?
- Нет уж, милая, выкладывай все свои темные секреты сейчас же, - фыркнул декан.
- Хорошо, - и холодная улыбка скользнула по губам Вечной.
Внезапно в камине резко погас огонь, а в кабинете стало невероятно холодно, на стенах появились голубые кристаллики льда. Снейп недоуменно огляделся, а потом вернулся к своей ученице. Она стояла ровно, держа спину как подобает аристократке, ее голубые глаза сияли во тьме, а волосы словно развивались ветром, ее одежда изменилась. Сейчас перед ним стояла больше не простая волшебница, а Хранитель Вечности и Сердце Хогвартса, но мастер зелий об этом не знал. Пока не знал.
- Что происходит? – нервно спросил мужчина, неотрывно смотря на Эвелину.
- Ты сам просил правды, я готова тебе ее показать, - и Вечная протянула руку.
Северус понял, что сейчас он может получить ответы на те вопросы, которые его мучают, но было довольно странно, что слизеринка давала ему право выбора. Он считал, что припер студентку к стене, но все оказалось наоборот. Он ошибся. Он понял, почему эта девушка поступила именно на Слизерин, когда некоторые считали, что ей самое место в Гриффиндоре. Эвелина просчитывает шаги на несколько ходов вперед, не оставляя противнику и шанса на выигрыш. Только вот противником ли он является для нее? И если нет, то кем же?
Снейп устал сомневаться и поступил совершенно не по-слизерински, доверившись своей интуиции. Как только его рука коснулась холодной ладони девушки, то он мгновенно ощутил, как его тело пронзили тысячи маленьких холодных иголочек.
- Для некоторых это место начало, для некоторых конец, - произнесла Эвелина.
Мужчина открыл глаза, совершенно не заметив, как зажмурился. Они стояли на самом краю обрыва, под ними бушевала стихия, над ними сгустились тучи, перед ними был Азкабан. Присутствие дементоров ощущалось даже на таком расстоянии от самого здания тюрьмы. Северус мгновенно ощутил дуновение ветра прошлого, когда он сам был здесь заключен. Всего один месяц, но был.
- Зачем мы здесь? – спросил тихо декан.
- Чтобы увидеть гибель того, кто был Спасителем этого мира, - хмыкнула Эвелина, перенося их обоих в ту камеру, где она просидела двадцать долгих лет.
Северус снова ощутил покалывание.
- Что за способ перемещения ты используешь? – любопытство было сильнее него.
- Прорыв времени и пространства, - довольно тепло ответила Эвелина.
- Где мы? – поинтересовался он, оглядываясь вокруг.
Голые каменные стены в потеках, небольшая лужа в самом углу, простой матрас и миска с едой, кандалы на стене и маленькое окошечко, выходящее на помост для казней. Обычная камера.
- Эта камера Гарри Поттера, - прошептала Вечная, словно боясь нарушить зловещую тишину этого места.
Теперь это место обрело совершенно другой окрас для мужчины. Но долго оглядываться она ему не дала, схватив за руку снова и перенося их в другое место. В следующий миг пара волшебников стояла на лужайке перед обычным маггловском домом. Сердце Хранительницы болезненно сжалось от воспоминаний. Они не были счастливыми, они не были наполнены теплом, но они были, и это все еще связывало ее с этим местом.
Северус увидел, как в большом окне показался толстый мужчина, а за ним семенила не менее объемная женщина с какой-то кастрюлей в руках. Они прошли чуть вперед. Теперь пара волшебников наблюдала за семейным ужином. Они казались счастливыми.
- А что мы делаем здесь? – удивился зельевар.
- В этом доме вырос Гарри, - ответила просто его спутница.
Мгновение и они оказались на втором этаже этого небольшого домика, в старой комнате некогда Героя. Сейчас в ней был тренировочный зал с кучей тренажеров. Эвелина взмахнула рукой, и тотчас это помещение приобрело вид, который запомнился девушке. Блеклая невзрачная маленькая комнатушка с зарешеченным окном, сломанным шкафом и маленькой узкой кроватью.
- Это его комната, - произнесла она.
А в следующий момент они снова переместились. Эвелина выпустила мужчину, и он обернулся. Сейчас они стояли на склоне, где одиноко возвышалось надгробие для могилы. Могилы Гарри Поттера. В руках Вечной появилась черная роза, которую она вложила в руку учителя.
- Подари ему ее снова, - произнесла она тихо.
- Как ты… - начал было мужчина.
- Подари, - попросила она.
Северус недоуменно кивнул и положил розу на могилу, а затем поднял глаза, смотря на надгробие. Внезапно его глаза наткнулись на надпись, которой раньше не было.
- Он прошел свой путь и начал новое приключение длиною в вечность, - прочел мастер зелий задумчиво, а потом повернулся к своей ученице. – Это сделала ты?
- Да, - кивнула она, присев рядом с плитой и очистив ее от снега, она положила белую лилию прямо на землю.
Декан Слизерина подал руку студентке.
- Куда мы идем дальше? – спросил он.
- Я покажу тебе то, что надо увидеть, - туманно отозвалась Вечная, в последний раз перенося их обоих прямо на крышу самой высокой башни Хогвартса, скрытой магией ото всех.
Она посмотрела на вид, открывающийся перед ними. Отсюда было видно даже Хогсмид, весь Запретный лес был как на ладони. Они видели весь маленький магический мирок Хогвартса.
- Гарри Поттер не видел многого, он никогда не видел этого мира, но он видел все это, - она обвела рукой вокруг. – Ради этого он сражался, ради этого он победил.
- Почему мы все время говорим о Гарри Поттере? Я хочу знать о тебе, Эвелина.
- Если ты ничего не узнаешь о нем, то ничего не узнаешь обо мне, Северус.
Мужчина резко развернулся и внимательно посмотрел на голубоглазую красавицу. Она немного грустно улыбнулась. И внезапно зельевар почувствовал, как маленькая рука Хранительницы коснулась его, а потом невероятный поток силы прошел сквозь него. И это была невероятная мощь!
- Я старше, чем кажусь, я вовсе не та, кем кажусь, - произнесла она тихо.
- Кто ты? Расскажи мне, - попросил Северус.
- Я защищала этот мир, потому что, несмотря на все испытания, который он мне приносил, я смогла полюбить его и эту жизнь, - внезапно поведала она. – Я родилась в Темные времена, как говорят сейчас, я училась в Хогвартсе, я защищала то, что любила.
- Я не понимаю, - беспомощно отозвался брюнет.
- Я родилась 31 июля 1981 года, мои родители умерли, когда мне был всего год, меня оставили у маггловских родственников, в 11 лет я пошла в Хогвартс и поступила на Гриффиндор, на первом курсе я спасла Философский камень, на втором уничтожила василиска, на третьем спасла крестного, на четвертом выиграла Турнир Трех Волшебников, на пятом я потеряла самого близкого человека, в конце шестого я уничтожила самого темного волшебника, начавшего Темные времена, а через месяц меня осудили на пожизненное заключение в Азкабане за то, чего я не совершала, я провела в этой тюрьме двадцать лет, а потом умерла, - Эвелина говорила медленно, но уверенно и четко, с каждым ее словом шок профессора становился все больше. – И теперь я вернулась, Северус.
- Это невозможно, - слабо прошептал мужчина.
- Что невозможно? Мы живем в мире, где царит магия, и возможно все, - возразила она.
- Ты не можешь быть ИМ! – воскликнул зельевар.
- Кем «им», Северус? – спросила вновь Хранительница.
- Ты не можешь быть Гарри Поттером, он мертв, он уже умер.
- Знаешь, в мироздании есть один закон, который еще ни разу не нарушался: душа не может умереть, она бессмертна. Что скажешь теперь?
Мужчина все еще неверяще смотрел на девушку, стоящую теперь напротив него. Длинные голубые волосы, голубые глаза, бледная кожа, ехидная улыбка… Она не может быть Гарри Поттером, просто не может. Или все-таки может?
- Я не понимаю, - прошептал он, голос почему-то не слушался своего хозяина.
- Понять все – довольно сложная задача, - покивала Эвелина.
- Как ты… Почему… Зачем…
- Я больше не Гарри Поттер, Северус, этот юноша умер в середине лета в своей камере, теперь я Эвелина Мортон.
- Я запутался, - вздохнул зельевар.
- Я вернулась не потому, что хочу отомстить, а потому что я хочу открыть правду, помочь этому миру. Посмотри на все вокруг! Магия покидает этот мир, магов рождается все меньше, вы вырождаетесь. Сама магия воспротивилась предательству. Я вернулась помочь!
- Почему? Зачем помогать тому миру, что уничтожил тебя?! – пораженно воскликнул мужчина, смотря прямо в искрящиеся голубые глаза.
- не мир уничтожил меня, меня предали люди, а мир всего лишь заступился за одного из тех, кто обязан защищать его.
- Обязан защищать? – недоуменно переспросил маг.
- Как ты думаешь, я смогла вернуться? Да еще и в этом теле? Я ведь не человек, Северус, и никогда им не была. Я была рождена, чтобы жить вечно.
- Кто ты? – полузадушено спросил Снейп, понимая, что сейчас он узнает ее сущность.
- Я Хранительница Вечности и Сердце Хогвартса, - тихо ответила она.
На крыше стало тихо. Мастер зелий просто не знал, что ответить, не знал, что еще спросить, слишком много он сегодня узнал, он просто не знал, что делать дальше. Внезапно он снова почувствовал покалывание при перемещении, и оказался в своем кабинете. Эвелина отпустила его руку и чуть отошла, возвращая себе нормальный вид.
- Это слишком много для тебя, Северус, тебе нужно время, - произнесла она участливо. – Я готова ждать.
И направилась к двери в полной тишине, в которую погрузилась комната. Но у самого порога Вечная внезапно остановилась и серьезно посмотрела на профессора.
- Я полагаю, ты понимаешь, что если хоть кто-нибудь об этом узнает… - начала она.
- Я не настолько глуп, Эвелина, - отрезал зельевар.
- Тогда приятного дня, Северус, - фыркнула она, выходя за дверь.
Мужчина еще немного постоял в центре комнаты, а потом решительно направился к стеклянному шкафчику и достал бутылку огневиски.
- Это был очень продуктивный разговор, - пробормотал он, выпивая первый стакан.