без числа

11.09.2012

сего дни вышел я на большак, и было мне как бы знамение: небольшой мужичок в зипуне и лапоточках, и сидел он на кочке под кустом, на один глаз кривой, а на другой зело лукавый, кушаком подпоясан, а за кушаком кистень… и узрев меня, без цели бредущего, ко себе поманил и, осмотрев со вниманием, вопросил прямо: «а что, барин, ведь сапоги-то на тебе, кажись, мои будут?»
и так пристально мне в очи глянул, что сомнение меня тут и взяло: а вдруг как и впрямь его? Потому как не упомню, когда и где сапоги те одеваны мною были… и приказал мне тот мужичок разуться и сам сапоги примерил… примерил и говорит: «гляди, совсем в пору… видать, барин, и впрямь мои…» а так как я безмолвствовал, будучи в смятении, то мужичок поплевал на голенища и потерев их рукавом, молвил: «а что, барин, ведь и сюртучок, кажись, на тебе с моего плеча?»… и натянув сюртук мой, подумал немного… а, подумав, прибавил: «уж раз случай вышел такой, то глянь-ка ты, барин, не завалялась ли у тебя в кармане портов моя полтина денег, которую я вчерась тут обронил?..» я в карман руку-то сунул, а там и впрямь завалялась, да не полтина, а рупь, да серебром… и отдал от греха, потому как чужого не надо… и посмотрел на меня с обидой мужичок и пошел прочь, а я как опомнился, да от стыда отошел, так и кричу ему вслед: «зипун! зи-пун, братец забыл!.. лапоточки!... да кушачок!...»
а мужичок обернулся и говорит: «носи, барин, на здоровье… меня помни…» и скрылся в ближайшем леске, беспрестанно на меня оглядываясь и с укоризной головой качая…
и обулся я в лапоточки, одел зипунок, да кушачком подпоясался… и пошел, и пошел по большаку, от греха очистившись и в сердце сам с собой помирившись, потому как, прежде обидел я сироту, а он прощение свое мне дать не погнушался…