Боинг-Боинг

11.09.2012

Позавчера, 17 июня, я ходила в театр =)
На комедию донецкого театра (того самого, на «Ромео и Джульетту» которого я ходила в прошлом году) «Боинг-Боинг»… Они дали нам, газете, пригласительные – т.е. попала я туда на халяву)))
Причем на первый ряд!))
(Правда, 12-е место было сломано, а потому мы с Верой сидели не рядом… Ну, это было не так уж важно, в принципе. А еще Вера подарила мне магнитик-смайлик! ^_^ Ну, а я ей, как и собиралась, один из листочков клевера…)

Словом…

...Перед началом спектакля зрителям в стиле аэропортных сообщений пожелали «счастливого полета». А начало застало главных героев еще в постели, самым обыкновенным, ничем не примечательным утром. Несколько простодушный донжуан Бернар планировал проводить одну из своих девушек, чтобы почти сразу встретить вторую, провести с ней пару часов, проводить и ее и встретить третью… Все трое работали стюардессами, а потому он всегда знал точно, когда кто прилетает и улетает, и ему не составляло труда рассчитать время так, чтобы девушки не столкнулись друг с другом. Так он, собственно, жил уже давно, и в таком раскладе его все устраивало. До поры до времени. И когда время это вдруг настало как раз сегодня, оказалось, что он явно к такому повороту не готов…
Неожиданности начались с визита его давнего школьного друга Робера, который приехал из Прованса (читать: «провинции») покорять Париж, и решил навестить Бернара, совершенно не подозревая, что впутается в любовный многоугольник; продолжились несколькими поочередными известиями об отменах и задержках рейсов от всех трех девушек; и превратились в настоящую неразбериху, когда оказалось, что «система» Бернара окончательно дала сбой и его любовницы вот-вот соберутся все вместе в его квартире. Действие, поначалу шедшее весьма неспешно, к концу совершенно запуталось и превратилось почти в гонку…
…Бернар, поступающий, конечно, нечестно, встречаясь с тремя девушками одновременно, тем не менее, впечатления аморального типа не производил. Скорее «взрослого ребенка», для которого все это – просто игра. Он не задумывается, насколько цинично выглядят его высказывания о том, что «Двое – это как-то скучно, четверо – уже утомительно, а вот трое – в самый раз» и «Все дело в расписании!». Он доволен жизнью, собой и, поддерживая у всех своих девушек иллюзию, будто они помолвлены, жениться не собирается ни на одной. И легкомысленно отмахивается от предостережений, что однажды вся его стройная схема рассыплется. А она таки рассыпается, что, как бы он ни старался сохранить самоуверенность, ввергает его в панику, и в конце концов приводит к мысли о том, что иметь одну девушку – все-таки лучше, чем трех… так оно как-то спокойнее. Кстати, Бернар, с совершенно спокойной совестью встречаясь с тремя девушками сам, был очень оскорблен, когда выяснилось, что у одной из них он тоже был не единственным. Однако задуматься о своем поведении, поставить себя на место обманываемых это его не заставило – но, возможно, просто потому, что некогда ему было в тот момент задаваться вопросами морали…
…Робер вначале казался этаким провинциальным простачком, немного стеснительным и неуверенным, особенно рядом с самодовольным Бернаром, слушал «теорию веселой жизни» друга как нечто невероятное и доступное не каждому… Однако очень скоро проявил себя находчивым и сообразительным: сразу же, как потребовалось «прикрыть» Бернара и помочь ему справиться с вдруг свалившимися на голову девушками. Двоих из которых он, кстати, довольно быстро очаровал: одной понравился его «милый ротик», второй – «лазурные глаза»…
…Американка Джейн – прагматичная и расчетливая, с «деловым» и немного легкомысленным подходом к любви. (Как раз она и встречалась одновременно с тремя мужчинами, а выбрала в итоге того, который ради нее заработал три миллиона…) Француженка Джанетт – нежная и утонченная. Немка Джуди – страстная и, как ни странно, наивная…
…Экономка Берта, на мой взгляд, самый яркий персонаж. Острая на язык любительница поворчать (в основном на тему перемены меню – для каждой из девушек ей приходилось готовить что-то свое), к Бернару относящаяся как-то по-матерински снисходительно (мол, что с него, оболтуса, возьмешь?), что, тем не менее, не мешает ей требовать у него повышения зарплаты… и она настолько незаменима, что он сразу на это соглашается. Кстати, всерьез угрожая уволиться, она вышла на сцену… в кожаном прикиде и с мотоциклетным шлемом в руках. И, как ни странно, ей, уже неюной женщине, этот наряд удивительно подходил! Гораздо больше, чем юбка и передник!
…Я думала, что в конце концов девушки соберутся все вместе и устроят Бернару полный разнос, но оказалось, что с Бернаром осталась Джанетт, Джуди ушла к Роберу, а Джейн улетела в Америку к своему миллионеру. Пожалуй, хороший конец, особенно для девушек. А Бернар нервотрепкой этого судьбоносного дня достаточно наказан за обман…
Комедия ситуаций, комедия игры слов и жестов. Там была уйма гениальных фразочек! Чего стоят одни «сосиски и кислая капуста»! К концу спектакля уже сам вопрос «Что у нас есть съедобного?» вызывал смех, потому что ясно было, что сейчас (уже обреченным, безнадежным тоном) ответят: «Сосиски и кислая капуста!», а эта кислая капуста вызывала отвращение у всех, кроме Джуди… «И что, больше совсем ничего?» - «Ничего. Я размораживаю холодильник!» (Берта)…
А объяснение Джейн? «Вы знаете, почему Америка – великая страна?» Робер: «Ну, она большая по площади, у нее много природных ресурсов и политических рычагов влияния… Разве нет?» - «Нет! Потому, что всем управляем мы, женщины! Мы выходим замуж, а спустя несколько лет, поссорившись с мужем, уезжаем к маме… Вскоре мы разводимся – и что? Правильно, бывшие мужья должны платить нам алименты!» - «А если они не будут платить?» - «Если они не будут платить, их посадят. И чтобы их не посадили, они платят! А чтобы платить, им надо работать! Они работают – и экономика Америки процветает!»
…Кстати, спектакль шел на украинском, но это резануло уши только в самом начале, а потом вообще не замечалось. И, кстати, заметно было, что оригинал – французский. По очень характерной экспрессивной жестикуляции. Абсолютно такую же манеру можно увидеть практически в любом французском фильме.
Я не знаю никаких критериев определения актерского мастерства, но сама для себя один выделила: если не режет глаз, что это именно игра, если на это вообще не обращаешь внимания, а полностью поглощает сюжет – значит, играют хорошо. Здесь я даже забывала о том, что передо мной – сцена и реальные люди, а не изображение на экране! (А ведь в кино могут сколько угодно дублей делать, пока хорошо не получится, так что там по определению все должно быть удачно…)

В общем, если в следующем году этот театр приедет к нам снова, я хотела бы снова попасть на какое-нибудь из их представлений ^_^