Еще раз о Шимановской Ксане

11.09.2012

Татьяна Сельвинская, сценограф, живописец, поэт
Оригинальный живописец Ксения Шимановская так неожиданно сочетает портрет и пейзаж в одной композиции, что американская критика присудила ей титул "лирического сюрреалиста", - после успеха выставки в США. Изящный график-фантазер. Иллюстратор книг поэзии. Но более всего - художник театра.

Работу Ксении Шимановской нельзя не заметить, хотя ярче она проявляется на сцене, чем в эскизах, в костюме ярче, чем в декорации, в живописи ярче, чем в театре.

Ксения Шимановская мастер костюма, достигшая в этой области олимпийских высот. Костюм она знает в совершенстве. Она понимает его живую эмоциональную сущность, конструкцию, его композицию, сюжет, его культуру, историческое развитие моды (и способна ее создать), живописный строй, цветовую драматургию все в касательстве к литературному материалу, режиссуре, условиям театра и несомненно с учетом актерской индивидуальности. Костюм и является частью декорации и неразрывно с ней связан и, как правило, сам становиться декорацией. Поэтому сценография ее столь своеобразна и ярко индивидуальна.

Ксения Шимановская - великолепна. Ее ленивая красота настораживает многих. Кажется, что в медленной походке Ксении Шимановской, в вялых ее движениях заключена нега, лишенная какой бы то ни было ответственности за взятое на себя дело. Но именно в этой кажущейся инертности спрятана тайна, упругость ее мощного темперамента. В конечном счете, ничто не сумеет противостоять проявлению этого темперамента, помешать закончить начатую работу. Нужно она сама скроит, сама распишет костюм, а заодно и декорацию; что потребуется прибьет; нужно - будет всю ночь на виду у мастеровых театра писать множество забавных или абстрактных картин, чтобы подбодрить их, успокоить, развлечь и тем самым помочь справиться со срочным заказом. Если продолжать задавать Шимановской вопросы, с удивлением убедишься в том, сколько логики и трезвого ума заключено в ее фантастических замыслах...

Ксения виртуозно осуществляет все свои мечты. Она сама создает истории и легенды. И если театральные работы Шимановской могут быть выражены в словах, то ее живопись далека от этого. Фантазия и раскрепощенность является самым сильным нервом в ее живописи. Ее эмоциональный темперамент, объем, линии пластичность окрашенных пятен, шарм и загадочность образов - все это сама Ксения, неотразимая женственность. Вместе с необычной мужской художественной силой это все составляет редкую кульминацию. Полотна Шимановской полны страсти. Присутствие эротики очевидно, хотя неакцентированно.

Мужчины более редки и суровы, чем женщина на ее полотнах. Они появляются (в большинстве) в образах птиц. Но мужчины, конечно, имеют определенное влияние на ее искусство, особенно поэты, художники, сценографы, но они действуют, как приправа к изысканной пище. Ксения остается правдивой, она имеет некоторое мистическое представление о жизни. Чей путь окажется труднее, чем путь художника к самому себе? Ксения Шимановская является редким примером мастера, изначально себя определившего и тем не менее... . Это определение относилось прежде всего к образному строю, которому не изменила до сих пор. А вот совершенно адекватный способ выражения этого строя пришел только сейчас и соединился в ее живописи. (

Юрий Коваленко искусствовед, доктор наук

Живопись Ксении Шимановской отличается своей возвышенной поэтической правдой. Образы Шимановской амбициозны, они, кажется, играют игру с реальностью, как если бы они присутствовали в двух ипостасях: вы уже готовы узнать прототип, но не можете сделать этого. Линия между игрой и реальностью нечеткая, неопределенная, мир живописи Шимановской фантастичен. В любом случае нет сомнений в том, что он подлинный, как настоящие вещи, окружающие нас вокруг. Это случается, потому что художник мистически присутствует в своей живописи, не только, когда она рисует автопортрет, но и созвучное ее чертам пространство, как, например, готический собор, проступающий из ее волос. Причина такова, что Шимановская имеет уникальный взгляд на мир, то есть на пространство и цвет. Смешение цвета, то густой и насыщенный, то прозрачный и яркий, создающий особое пространство полное жизни и движения, которое добавляет духовности и возвышенности ее полотнам. Материальное и духовное нераздельно существует на ее холстах. Образы Ксении кажутся аллегориями, метафорами, они не ограничивают пространство холста, они дают жизнь бесконечной цепочке ассоциаций и поэтических символов. Ты не можешь избежать впечатления, что они собираются дать мистическое и непредсказуемое представление. Образы Ксении Шимановской напоминают случайных посетителей, желающих покинуть полотна ради увлекательной жизни на сцене.

Родилась в Москве, Россия, закончила училище Памяти 1905 года у знаменитого театрального художника Т.И.Сельвинской, с 1984 г. член МОСХа. Работая с 1972 г. в качестве сценографа и художника-дизайнера театральных костюмов, оформила около 150 сценических постановок (драма, опера, балет, оперетта и др.) в ведущих театрах Москвы таких, как Театр на Таганке, Малый театр, Московский художественный театр им. Чехова, Театр им. Станиславского, Театр им. Маяковского, Театр им. Пушкина, Театр им. Вахтангова, на сцене Кремлевского Дворца Съездов, а также во многих региональных театрах как России, так и стран СНГ. Участник более 50 групповых выставок (живопись и сценография) в России, Франции, США, Испании, Дании, Японии, Германии, Чехословакии, Латвии. Музеи и коллекции: Театральный музей им. Бахрушина, Москва; Музей им. Глинки, Москва; Музей театрального искусства, Челябинск, Россия; Российский театральный музей, Ташкент, Узбекистан; Детский театральный музей, Москва. Картины и другие работы К. Шимановской находятся также в частных коллекциях в России, Бразилии, Великобритании, Вьетнама, Германии, Греции, Дании, Израиле, Италии, Канады, Финляндии, Франции, Швеции, и Японии.