фанфик для фанатов loveless

11.09.2012

Метро

Автор: LLogan
Пейринг: Соби/Рицка
Рейтинг: PG-13

1.

Под ногами ощущался мягкий перестук колес, а сквозь опущенные веки пробивались вспышки мелькающих за окнами огней. Вагон ощутимо качало, особенно на стрелках, но никто из них этого не замечал. Сильные руки Соби лежали на поручнях за спиной Рицки, и тот блаженствовал в этом надежном и приятном капкане. Освоившись, он обвил руками шею Соби, с каждой секундой прижимаясь к нему смелее и смелее. Кажется, они целовались уже четвертую остановку – с тех пор, как из вагона вышел последний пассажир.

[За 20 минут до этого.]

- Хочу покончить, наконец, со своими ушками, - сообщил Рицка абсолютно будничным тоном.

- Тебе негде будет носить сережки, - слегка скучающе – так, как если бы они говорили о погоде, ответил Соби.

Рицка опешил – не потому что ожидал, что Соби накинется на него здесь же, а потому что рассчитывал хотя бы на некоторое удивление с его стороны.

- Зато я смогу одеваться в магазинах для взрослых, - сказал он, желая настаивать на своей правоте.

- Там нет твоего размера, - Соби положил ногу на ногу. Рицка знал, что скрывает это движение. Он сам иногда им пользовался.

Поезд остановился у платформы, и люди потянулись к выходу. Мальчик рассеяно наблюдал за ними.

– Меня станут больше уважать в классе, – сказал он, наконец.

Соби хмыкнул, поставив утверждение под сомнение, и озвучил свой следующий довод:

- Ты лишишься бесплатных утренников в кино.

- Зато больше никто не сядет на мой хвост, - выпалил Рицка. - Меня это так достало!

Соби засмеялся, но мальчик, против обыкновения, не покраснел. Машинист объявил следующую станцию, в вагоне повисла гробовая тишина. Соби задумчиво гладил маленькое ушко:

- Ты уже не будешь таким милым, как сейчас...

Рицка смотрел ему в глаза и почти не дышал. В этот момент двери с шумом захлопнулись. Они остались одни.

*

Когда поезд приходил на станцию, они отрывались друг от друга и Соби смотрел в окно, ожидая, войдет ли кто-нибудь, а Рицка смотрел на его губы.

До дома оставалось две остановки и несколько минут удовольствия, а потом Рицка скажет Соби, что еще не думал насчет подходящей кандидатуры.

Автор: Anatolia
Пейрниг: Соби/Рицка
Рейтинг: R

2.

Когда захотелось обниматься, он потянул Соби за руку, и они встали за поручнем, у входа в вагон. Двери в очередной раз разъехались, зашёл пожилой мужчина. В дорогом костюме и очках в золотой оправе. Сел у них за спиной и, судя по шуршанию, развернул недочитанную газету.

Соби улыбнулся и, приложив палец к губам, развернул его к себе спиной – аккуратно, держа за плечи. Отражение в тёмном стекле зыбко дрожало, как тёмная вода в пруду. При очередном толчке поезда его втиснуло в закрытые двери, а Соби… он прижался сам – так, что рицкин подбородок коснулся белых букв надписи.

- Пусти.

- Не-а. Рицка, у тебя фломастер есть?

- В сумке… передний карман сбоку, под сеткой. Сумка у тебя, кстати.

Обняв его одной рукой, тот полез за фломастером. И на кой он ему сдался сейчас?

Почувствовав, как влажный стержень коснулся уха, Рицка дёрнулся, но Соби прижал к себе, еле заметно потираясь о него сзади.

- Соби! Ну что ты делаешь? Мама же ругаться будет.

- Она не заметит даже.

Распухшие губы горели. И так естественно было, когда Соби провел по ним подушечкой пальца, всосать его в рот. Запах спиртовой отдушки и острый запах тела Соби. Закрыть глаза и провести легонько языком, чувствуя, как он задыхается, прижимаясь тесней. За стеклом зарябили огни.

На остановке они стояли, не шевелясь, пока не объявили следующую станцию.

Когда поезд тронулся, Соби немедленно расстегнул пуговицу на джинсах, дёрнул за язычок короткой молнии. Рицка забыл всё, что хотел сказать, только целовал пальцы, зажимающие рот.

Когда он стал гладить и тискать ягодицы, просунув руку под тугую резинку, Рицка понял, что совсем поплыл, и больно укусил запястье, покрытое золотистыми волосками. Соби умел делать так, что он, не желая того, дрожал и корчился от наслаждения.

Наглые пальцы скользнули ниже, меж напряжённых половинок, ритмично толкаясь. Рицка задохнулся и, откинув голову Соби на плечо, со стыдным всхлипом истёк этим, липким.

Подняв глаза, он увидел в отражении, как Соби улыбается. Нежно, чуть приподняв уголки губ – только для него. А газета, кажется, уже давно не шуршала.

Поезд остановился. Сходя на перрон, Рицка едва не оступился, потому что неотрывно смотрел на Соби.

- До завтра.

- Завтра суббота, Рицка.

- Тогда до потом.

В глубине тоннеля зажглись огни, и состав пополз внутрь, относя от него Соби с прижатыми к стеклу ладонями.

Подойдя к краю перрона, Рицка склонился над боковым зеркалом, вделанным в стену. В неярком освещении станции он с трудом разглядел, что на кромке ушей, там, где еще не росла шерсть, были написаны четыре буквы.

M I N E.

Рицка еще плохо знал английский. Но некоторые вещи можно понять и без перевода, ведь так ?

Автор: LLogan
Пейринг: Соби/Рицка
Рейтинг: R

3.

Эскалатор медленно полз вниз. Рицка стоял, разглядывая широкую спину впереди, и пытался унять дрожь в коленях. С того раза они впервые оказались в метро вместе. «Тот раз» - в мыслях он так это и называл. След фломастера на ухе стерся быстро – гораздо раньше, чем Рицка привык к возбуждению, возникающему всякий раз, стоило ему вспомнить.

Он покосился на стоящего рядом Соби. Тот казался целиком погруженным в конспект, который держал свободной рукой. Одна из страниц все время переворачивалась, и Соби тряс тетрадкой, возвращая ее на место, но пальцев Рицки не выпускал. Интересно, что бы он сказал, если б узнал, что Рицка по сей день таскает с собой тот фломастер?

В вагоне были люди. Слишком много, чтобы позволить себе хоть что-нибудь, и слишком мало, чтобы был повод теснее прижаться друг к другу. Соби которую остановку смотрел в одну точку – где-то над головой Рицки, машинально оберегая его всякий раз, когда их толкали. С каждой станцией количество пассажиров уменьшалось, и Рицка поймал себя на том, что ревниво следит за каждым выходящим.

Теплая рука на спине стала неожиданностью. Рицка смущенно огляделся, но, заметив, что на них никто не обращает внимания, сам придвинулся ближе. Соби лениво теребил край его футболки, все чаще забираясь под ткань и дотрагиваясь до голой кожи. Они все еще смотрели в разные стороны, словно ехали не вместе, но на очередной станции Соби неожиданно подтолкнул Рицку к выходу и шепнул на ухо: «Последний».

Они бежали вдоль поезда, пока не услышали объявление об отправлении. Заскочив в закрывающиеся двери, прошли мимо пожилой дремлющей пары и мужчины, увлеченно тыкавшего стилусом в мини-компьютер. В дальнем конце вагона Соби швырнул тетрадь на сидение и притянул к себе Рицку, устраивая его между своих колен.

- Как дела в школе? – вполголоса спросил он.

Вместо ответа Рицка прижался к его губам. И тут же, испугавшись себя, отпрянул. Однако Соби не дал отодвинуться слишком далеко, а его проворные пальцы снова оказались под футболкой. Рицка медленно повторил это движение, и, ощутив ладонями твердые мышцы живота, невольно потянулся за новым поцелуем. Соби отвечал неторопливо и нежно, откидывая назад голову, и тянул Рицку на себя. Тот слабел, потихоньку наваливаясь на него, и бессознательно сжимал сначала колено, а потом и напрягшееся от этого случайного прикосновения бедро.

Когда их поза стала слишком вызывающей, а поезд закачало на стрелках, предвещающих станцию, Рицка вырвался и сел рядом. Они смотрели на отражения друг друга в темном стекле, и Рицка чувствовал, что неудержимо краснеет. Нужно было выходить, но, заметив, что выходят остальные, они остались на местах.

Поезд еще не въехал в тоннель, а он уже ерзал на коленях Соби, вцепившись одной рукой в его плечо, а другую прижимая к своему паху. «Если кто-то войдет, я умру», - носилось в его голове с той же скоростью, что мчалась электричка. Над их головой мигала и потрескивала перегорающая лампочка. Широко раскрытые глаза Соби ловили каждый отблеск ее света, отчего его лицо казалось почти чужим, но по-прежнему красивым. Они целовались как сумасшедшие. Соби гладил его спину – вниз-вверх, вниз-вверх, а Рицка выгибался, пытаясь удержать разъезжающиеся колени, чтобы не допустить тот последний контакт, после которого они уже не смогут остановиться.

Молния на его джинсах была давно расстегнута, и рука Соби методично вела его к тому, чего он страшился и желал больше всего. Резкая мучительно-сладкая вспышка удовольствия и яркий свет станции ослепили одновременно. Соби удерживал его взгляд все это время, а потом улыбнулся – как в тот раз.

*

Когда двери захлопнулись, и поезд потянулся в тоннель, они остались стоять на платформе, приходя в себя.

- Я оставил там конспект, - ахнул Соби и вдруг с неподдельным интересом уставился на Рицку. – А ты – свои ушки.

Рицка помотал головой, и уже в следующую секунду паника на его лице сменилась облегчением.

- Дурак! - огрызнулся он, напрявлясь к эскалатору.

- Ты ведь сам этого хотел, разве нет?

- В следующий раз едем на автобусе, понял, Соби?

Тот только улыбнулся.

- Где твои сережки? - спросил он, когда они поднимались наверх.

Сделав вид, что не слышит, Рицка принялся ковырять ногтем резиновый поручень.

- Зачем ты их снял? - не унимался Соби.

- Потому что… Ушки достанутся тебе, - вздохнул Рицка. - Но сережки я думаю сохранить. На память.

Автор: Jo_I
Пейринг: Соби/Рицка
Рейтинг: NC-17

4.

- Разговариваешь со мной загадками!

Соби мог бы рассказать, что на самом деле значат некоторые его намеки. Он не уверен, что Рицка поймет его правильно. Что вообще поймет. Ему только тринадцать. Или уже…

- Я хочу стать взрослым.

Рицка не понимает, чего хочет, а Соби не сможет остановиться, только потому, что тот, вдруг передумает. Впереди океан ожидания, но он в состоянии преодолеть все, если знает – потом сможет взять все.

- Ты говорил, что сделаешь все, что я скажу.

И даже больше. То, что Рицка не захочет признать или озвучить. То, о чем еще понятия не имеет, но будет просить еще, еще и еще.

- Чего ты улыбаешься? Я тебя совсем не понимаю.

Его самого иногда так трудно понять – маленькое чудовище робкими движениями толкает Соби к краю, доводит до грани, за которой жар и обладание. Синяки и мокрые следы на коже. Когда это произойдет, Соби оставит как можно больше следов. Рицка будет знать, кому принадлежит и другие тоже.

- Пожалуйста…

Дыхание так близко – вкусное, хотя Рицка даже не ел конфет.

Они играют. Но только в общественных местах, там, где можно резко прекратить, потому, что в уединении прекратить будет невозможно. И Соби обязательно возьмет то, что захочет.

Но иногда ему надоедает играть и тогда он целует Рицку жестко, прижимая губами, припечатывая к себе. Как в песне: напиваясь сдавленными стонами, полными первородного страха и удивленного удовольствия.

Рицка. Так мало знает, так много хочет. Рискует.

Соби нащупывает сосок и сжимает его, не жалея. Ты же взрослый Рицка, ты же хотел.

В слишком свободных штанах масса места для его руки. Она блуждает спереди и сзади, трогает и гладит то, что только пожелает. Рицка хнычет, окончательно теряя то, что является у него контролем. Соби не дает вздохнуть, не дает отстраниться, поглощает и заставляет почувствовать все сразу.

А ты как думал, маленькое чудовище?

- По…трогай…

Соби будет делать то, что Рицка хочет. Как обещал.

Он сжимает основание хвостика, двигает кулаком так, как дрочил бы член, который, кстати, тычется в его бедро. Продолжая дразнить, Соби скользнет ребром пальца в щель между ягодицами, отыщет подушечкой сморщенное колечко и просто погладит. Как гладил пупок и целовал розовые от смущения щеки каких-то пару часов назад в комнате Рицки. Но там ниже пупка спускаться было нельзя.

Рицка иногда слишком умный для своего возраста.

Сейчас стонет, всхлипывает в такт легким поглаживаниями, дергается. И Соби тоже закрывает глаза, представляя, как будет ласкать узенькую дырочку не в дорожных условиях, а на широкой постели. Как попробует ее на вкус, и будет пробовать снова и снова, пока удовольствие не отзовется болью. И тогда он возьмет изможденное, побежденное тело – сначала пальцами, потом своей плотью.

Будет нежен, потом резок, потом немного отдохнет и возьмет вновь, пока не насытится.

Он покажет Рицке то, чего тот думает ему хочется. И заставит хотеть по-настоящему.

- Соби…

Он уже близко. Дрожит и выгибается так, что, будь в этом проклятом вагоне хоть кто-то – проблем было бы не избежать. Но как напрягаются мышцы, стискивают бедро Соби, твердые, словно натянутый шелк. Восхитительно. Соби научит их сокращаться под нужным углом, в нужном ритме. Эти бедра будут сводить с ума. Но только его и больше никого.

- Рицка?

В ответ только бессвязное бормотание, тонкие влажные дорожки из уголков глаз, подрагивающие ресницы.

- Смотри на меня, Рицка.

Он прекращает движения и чувствует судорогу нарастающего лавиной оргазма. Такой способен лишить ушей, только вот у Соби в голове уже существует более изощренный план.

- Открой глаза.

Да, Рицка смотрит почти с ненавистью, сладкой ненавистью безответной мольбы.

Соби улыбается – чуть жестоко, чуть торжествующе.

- Я хочу, чтобы ты кончил, Риц...ка, - горячее дыхание у самой мочки и легкое касание языка. – Сожми меня крепче.

Ягодицы стискивают его палец так, что он и сам едва не истекает. Мимо проносится очередная станция.

Рискованно. Изысканно.

Рицка продолжает объезжать его бедро, потираясь о горячую руку Соби в своих штанах.

Скулы пьяно розовеют.

Соби слизывает капельку пота с подрагивающей верхней губы.

Тот порывисто вздыхает и утыкается ему в шею.

Соби украдкой смотрит на часы – на улице уже стемнело.

Он понесет Рицку домой на руках, чтобы чувствовать, как остывает между ними его сперма.