Фанфик: Гарри Поттер и Зелье времени. Глава 4. Начинаем действовать.

11.09.2012

Глава 4. Начинаем действовать

Этой ночью Гарри лежал в кровати и никак не мог заснуть. Он по-прежнему не мог выкинуть из головы комментарии Джеймса. Да, они так и планировали – чтобы все видели в них женатую пару, но парень оказался не готов к двусмысленным намёкам и откровенным шуточкам.
Гермиона тоже не спала, непрерывно о чём-то думая. Правда, её беспокоило совсем другое.
- Гарри, ты спишь? – едва слышный шепот девушки показался в тишине спальни громом среди ясного неба.
- Нет, а ты… о чём думаешь?
- Я думала о твоем предположении, что ты являешься седьмым крестражем. – Лучший друг молчал, и потому Гермиона нерешительно продолжила: - Как тебе такое вообще в голову взбрело?
- А что в этом такого, Гермиона? Я сегодня прочёл записки Дамблдора и, пожалуй, именно это объясняет абсолютно всё: все неточности, все странные вещи и события, связанные со мной... Думаю, это получилось нечаянно… но это случилось.
Беспокойство, волнами исходившее от девушки, можно было почти потрогать. Гарри казалось – протяни он руку, и можно будет это зачерпнуть.
- Дашь почитать дневник директора?
- Конечно, только сомневаюсь, что ты сможешь найти там нечто такое, что опровергнет мою гипотезу.
- Мы разберёмся с этим, Гарри.
- Конечно.
И спальня вновь погрузилась в тишину, только на сей раз она была не спокойной, а какой-то нервной и напряжённой. Неожиданно её снова нарушил голос Гермионы:
- Ты ведь понимаешь, что мы уже всё испортили?
- Точно?
- Да, - в голосе молодой волшебницы прозвучало отчаяние, но она больше ничего не прибавила.
- Не хочешь объяснить, каким образом? – наконец не выдержал парень.
Он услышал, как подруга вздохнула и перевернулась на кровати.
- Мы дали клятву твоим родителям, что сделаем всё, чтобы защитить их, а также нарушить любые планы, способные нанести им вред. Думаю, наше знание о предательстве Петтигрю тоже к этому относится.
Гарри облегчённо выдохнул – он и не заметил, когда задержал дыхание.
- И это всё?
- Что значит «всё»? Разве этого недостаточно? Гарри, если мы не сделаем всё возможное, чтобы спасти твоих родителей, то потеряем нашу магию!
Он почувствовал, что девушка опять переместилась на кровати, и теперь ощущал её горячее дыхание на своей шее. Наверное, она лежит теперь совсем близко. Но Поттер продолжал упрямо смотреть в потолок, не делая попыток успокоить лучшую подругу.
- Гермиона, если я не сделаю всё возможное, чтобы предотвратить убийства, которые произошли 31 октября, то потеряю нечто более важное, чем магию.
- Но ведь план был таким! Разве нет, Гарри? Ты ведь сам мне о нём рассказал. Дамблдор собирался спасти твоего отца, но твою маму спасать нельзя! Чтобы ты жил, она должна принести себя в жертву!
- Это был план Дамблдора, и его основа – всё сделать так, чтобы ничего не изменилось. Чтобы если его путешествие в прошлое не закончится благополучно, существовал бы запасной вариант. Запасной! Но теперь нужды в этом нет. Директор мёртв, а я нахожусь в прошлом. И клянусь, я найду способ спасти обоих родителей! – голос парня срывался от переполняющих его эмоций.
Поттер, наконец, повернулся к Гермионе, борясь с искушение зажечь свет. Ему было просто необходимо увидеть выражение её лица, чтобы он смог либо получить поддержку его безумным планам, либо найти достаточно аргументов, чтобы убедить девушку в своей правоте.
- И помимо этого… неужели ты думаешь, что я буду в состоянии продолжать жить как ни в чём ни бывало, если не приложу все силы к спасению родителей?
Гермиона вздохнула, и парень почувствовал, как кожу обожгло её дыхание, а по спине, наоборот, побежали мурашки.
- Нет. Уверена, что нет.
- А ты разве сможешь дружить с тем, кто будет безвольно смотреть на смерть своей мамы?
Ему показалось, что губ юной волшебницы коснулась улыбка, но было слишком темно, чтобы знать наверняка.
- Нет, думаю, нет.
- Таким образом, получается, что мы не дали заведомо невыполнимую клятву.
Поттер услышал смешок.
- Полагаю, ты прав.
- Значит, это не конец света?
- Нет, не конец.
Гарри почувствовал, как лучшая подруга откатилась от него и, видимо, легла на спину. Он же свернулся калачиком и начал засыпать. Спустя некоторое время сквозь сон он услышал шёпот подруги:
- Спокойной ночи, Гарри.
- Приятных снов, Гермиона. – И парень уснул с улыбкой на губах.

В доме напротив пара тоже не могла уснуть.
- Думаешь, когда мы дали обет нашим новым соседям, то поступили глупо, как выразился Сириус? – в голосе Лили явственно проступало беспокойство.
- Ну… возможно, Бродяга и прав, но мне почему-то кажется, что всё будет хорошо… ведь мы не пообещали чего-то такого, чего не наобещали нам они. А ещё, как бы странно это не казалось, я почему-то им доверяю.
- Я тоже.
- Если я тебе кое-что скажу, ты обещаешь, что не будешь на меня сердиться?
- Обещать не могу, Джеймс, но тебе лучше рассказать прямо сейчас, что ты опять натворил, - тяжело вздохнула рыжеволосая колдунья, которая уже привыкла к проделкам мужа, и отчитывала его, скорее, по привычке, чем действительно на него сердилась.
- Помнишь уловку, о которой я тебе рассказал после того, как мы поженились?
Лили хихикнула.
- Которую?
Джеймс рассмеялся.
- Лили… я имею в виду уловку, которая помогает быстрее освоить невербальные заклинания.
- О… которая подразумевает… да, помню. И ты сказал, что она должна остаться в семье, да? Именно поэтому ты не рассказывал мне об этом до свадьбы?
- Да… когда мой отец научил меня этому, он взял с меня слово, что я не расскажу никому, кроме члена семьи. Потому что это может быть огромным преимуществом в битве. И он оказался прав – эта уловка несколько раз спасла мне жизнь.
- Ты кому-то открыл семейный секрет, Джеймс? – недоверчиво поинтересовалась молодая женщина.
- Да, и даже сам не понял, как это получилось, - несчастным голосом произнёс её супруг. - Он просто говорил все заклинания вслух, а когда я удивился, что он не может колдовать невербально, жутко смутился. Ну и прежде, чем я сообразил, что говорю, уже рассказал ему семейный секрет. Он попробовал, и через некоторое время у него начало получаться. И только тут я сообразил, что натворил.
- Ох, Джеймс…
- Знаю, знаю, я такой идиот, да? – простонал мужчина. - Клятва или нет, но я совершил самую большую ошибку в своей жизни. Он ведь может рассказать об этой уловке кому угодно… ох, я представляю, как он сейчас заходит в одну из неприметных дверей в Лютном переулке и передаёт Пожирателям Смерти новое оружие против Света.
Лили вздохнула.
- Прекрати. Я уверена, что он не Пожиратель.
На несколько минут комната погрузилась в тишину, которая давила на уши, и хотелось крикнуть, чтобы её нарушить.
- Я тоже. Может, это и глупо, но я доверяю этому парню, сам не знаю почему, - со вздохом сказал Джеймс.
Лили прижалась к тёплому боку мужа и положила голову ему на плечо.
- Знаешь, он мне кажется таким знакомым, но я на самом деле не помню, что видела его в Хогвартсе.
- Я тоже не помню, - рассмеялся супруг. – Но, насколько я помню, в то время я был полным идиотом, который интересовался исключительно собственной персоной.
Его жена рассмеялась.
- Это точно. - Она зевнула. - Но мне кажется, я-то уж точно бы запомнила человека с такими же, как у меня, глазами.
Джеймс нахмурился, но ничего не сказал. Внезапно перед ним возник образ молодого парня с длинными чёрными волосами и невероятными зелёными глазами. И чем больше он думал, тем больше соглашался с супругой: глаза Харви и Лили одного и того же цвета и разреза.
- Спокойной ночи, любимый, - сонно прозвучал голос миссис Поттер.
- Приятных снов, мой ангел, - улыбнулся Джеймс, крепче прижимая к себе жену.
Этой ночью он спал на редкость беспокойно – его преследовали зелёные глаза, Лили куда-то падала, а новый сосед гонялся за самим Джеймсом с каким-то старинным мечом.

На следующее утро Гарри вновь проснулся раньше Гермионы и повторил вчерашний «ритуал»: умыться, одеться и приготовить завтрак. Парень был рад обычной рутине домашнего хозяйства, а то, что он вставал раньше лучшей подруги, давало ему дополнительное время, чтобы собраться с мыслями и ещё раз все обдумать.
Сегодня ему почему-то показалось, что всё у них будет хорошо, и они с Гермионой замечательно проживут эти два года. Вместе. А когда представил, что могло случиться, если бы на его месте был Рон, его губы скривились. Несмотря на то, что это были довольно забавные картинки, Гарри покачал головой, поскольку подумал, что тогда бы в доме беспрестанно что-нибудь взрывалось и раздавались крики. И вообще, скорее всего его лучшие друзья до сих пор стояли бы перед забором и выясняли, можно ли вызвать агента по недвижимости при помощи палочки или нет.
Когда он расставил на столе тарелки с завтраком, появилась Гермиона, и они начали обсуждать, что делать дальше.
- Я по-прежнему хочу прочесть дневник Дамблдора, Гарри, - начала девушка, - но пока я его не читала, расскажи мне коротко, что там написано, и с чем нам предстоит столкнуться.
- Ммм, хорошо, - протянул юноша, быстро глотая пищу. - В основном рассматривается шесть крестражей. Первые – это дневник и кольцо, которые, как мы решили, оставим в покое. Чтобы мы изменили как можно меньше в будущем. - Гермиона нетерпеливо кивнула и взглядом попросила продолжать. - Хорошо. Те, в существовании которых директор уверен – это медальон Слизерина, который, по предположению Дамблдора, находится в пещере неподалёку от приюта Тома, а также чаша Хаффлпафф, которая может находиться где угодно. Есть ещё два крестража, но что они из себя представляют и где могут находиться… Дамблдор в этом не был уверен. В том, что одним из крестражей может быть диадема Рейвенкло, директор почти убеждён, пусть я и не знаю, что такое диадема. Почему Дамблдор так решил? Сведения об этом отрывочны, но сводятся к теории, что Волдеморт намеренно использовал реликвии, когда-то принадлежавшие Основателям Хогвартса. Ну, а ещё в начале своего жизненного пути Волдеморт путешествовал по миру и некоторое время провёл в Албании, где, по слухам, эту самую диадему видели в последний раз.
- Это может быть простым совпадение, - вставила Гермиона, нахмурив брови.
- Я же сказал, что сведения об этом отрывочны, правда? – Девушка пожала плечами, а Гарри продолжил: - Насчёт последнего крестража у него нет конкретных идей. Возможно, это Нагини, а может – что-то из личных вещей Тома Риддла. Короче, неизвестно. Предлагаю поискать ответ на этот вопрос, когда вернёмся в будущее.
Гермиона проглотила последнюю ложку завтрака и хмуро посмотрела на собеседника.
- Так что тебя заставило думать, что ты можешь быть крестражем?
Гарри мысленно вернулся в тот день, когда сидел с дневником Дамблдора в руках и перебирал в голове факты, которые подтверждали эту теорию. Но ещё он знал, что никакие дневники её не убедят. Она просто не поверит, потому что это означает конец. Его, Гарри, конец.
Поэтому, избегая взгляда Гермионы, парень пожал плечами.
-Не знаю, но думаю, что тебе стоит прочесть записи Дамблдора и решить для себя – верить или нет.
Девушка скептически на него посмотрела, но кивнула.
- Хорошо. Итак, о том, что не трогаем дневник и кольцо, мы договорились. Значит, для начала нам нужно сосредоточиться на медальоне и чаше. А пока я изучу вопрос о диадеме Райвенкло, и мы вместе подумаем, чем может оказаться шестой крестраж.
- Но как нам узнать, является Нагини крестражем или нет? Если да, то нам непременно нужно её убить, - заметил Гарри.
- Не знаю, но думаю, рано или поздно мы это выясним. Время у нас есть. И нам непременно нужно найти способ проверить тебя – являешься ты крестражем или нет.
Парень удивлённо посмотрел на лучшую подругу.
- Я думал, у меня нет ни единого шанса убедить тебя в этом.
Девушка беспечно пожала плечами.
- Конечно нет, просто я хочу доказать тебе, что это ерунда, и стоит забыть про такую смешную идею и сосредоточиться на других крестражах.
Гарри рассмеялся.
- Ладно, как скажешь. Спорить с самой умной ученицей Хогвартса глупо.
- Умница. Итак, подведём итог. Для меня – сбор информации и исследования. Единственное, что меня беспокоит – как нам это провернуть… у нас хватит денег, чтобы купить огромное количество книг?
Юный маг покачал головой.
- Вряд ли. Перед нами стоит задача жить экономно… мы слишком много выложили за дом.
Гермиона согласно кивнула.
- Я так и думала. Можно было, конечно, пойти в Стоунхеджскую библиотеку, но есть проблема – в этом времени мы не существуем. А там на входе стоит амулет, который рассказывает о каждом посетителе. Боюсь, к нам тогда возникнет большое количество вопросов.
- Мы могли бы наведаться в библиотеку Хогвартса, - предложил Гарри.
Девушка скептически вскинула бровь.
- Только студенты и сотрудники школы имеют право на посещение библиотеки Хогвартса.
Гарри усмехнулся.
- Конечно, только ученики и сотрудники школы могут пользоваться хогвартской библиотекой, но… у нас с тобой есть способ быть незаметными.
Самая умная ученица лучшей школы волшебства Британии закрыла глаза, глубоко вздохнула и поинтересовалась, чётко выговаривая каждое слово:
- Надеюсь, ты не предлагаешь то, о чём я подумала?
- Брось, Гермиона! Где твоя тяга к приключениям? – фыркнул Поттер. - Мы знаем, как пройти, не поднимая тревогу, а если с нами будет карта и мантия, нас никто не увидит.
Девушка громко сглотнула и нерешительно посмотрела на друга.
- Мы ведь только возьмём книги, да?
Чувствуя, что победил, Гарри широко улыбнулся.
- Конечно.
- Не могу поверить, что соглашаюсь на такое…
- Отлично. Мне вот интересно, сможем ли мы заодно забрать и меч Гриффиндора … о, и ещё проверить, нет ли в Хогвартсе крестражей. Дамблдор говорил, что Реддл стремился спрятать осколки своей душе в тех местах, которые для него много значили … а что может быть важнее Хогвартса?
Гермиона протяжно застонала.
- Гарри, я думала, мы пойдём только за…
- Да-да, непременно…
- Ну конечно! А сейчас ты строишь грандиозные планы, мечтая о том, как мы будем обыскивать школу сверху донизу в поисках не пойми чего. Помимо этого предлагаешь ворваться в кабинет директора и ограбить заодно и его. Ну и на закуску спокойненько дойти до библиотеки и вынести необходимые книги… это займет кучу времени! Несколько дней!
Парень довольно улыбнулся и подумал, что сие событие просто необходимо запечатлеть в «Истории Хогвартса» - он придумал нечто такое, до чего не додумалась умница Гермиона.
- Мы не будем делать ничего подобного, - заверил он подругу. - Обещаю, что в Хогвартсе мы посетим только одно место, где и раздобудем всё, что нам нужно.
Девушка широко распахнула глаза, мысленно ругая себя за то, что не вспомнила о такой полезной комнате.
- Конечно… но… ты и правда думаешь, что это сработает? – в её голосе слышалась неуверенность, а щёки раскраснелись, отчего она стала выглядеть очень милой.
- Это же Выручай-комната! И, кроме того, есть только один способ убедиться…
Гермиона согласно кивнула, на что с энтузиазмом откликнулись завитки её волос. Гарри улыбнулся и подумал, что волосы лучшей подруги живут собственной жизнью.
- Хорошо, что Карта Мародёров была при тебе, когда мы сюда перенеслись. Как думаешь, какой туннель нам лучше использовать? Который в Воющей хижине или под «Сладким Королевством»?
Парень с облегчением улыбнулся и подумал, что с помощью Гермионы поход в школу будет безопасным и лёгким.
- Думаю, лучше «Сладкое Королевство». Тогда попадём прямиком в замок, причём окажемся неподалёку от Выручай-комнаты. Но пробраться в «Сладкое Королевство» незамеченными гораздо труднее, чем в Воющую хижину. Как считаешь?
Гермиона закусила губу и задумалась.
- Мне больше нравится вариант, когда мы сразу окажемся в замке. Тогда шанс, что нас заметит кто-нибудь из учеников или профессоров, будет минимальным. Но мне не хочется врываться в «Сладкое Королевство». Как тебе такая идея: запастись едой и утром, когда в магазине ещё мало народу, а хозяева только-только продрали глаза, пробраться в подвал, потом попасть в замок, и пока и профессура и студенты на занятиях, сделать всё, что мы запланировали, а после этого провести день в туннеле и выскользнуть оттуда под покровом ночи прямо перед закрытием магазина?
– Это будет чрезвычайно скучный день, - протянул Гарри, когда обнаружил, что у этого плана нет слабых мест.
- Согласна, но за это время я могла бы прочесть дневник Дамблдора, а ты – что-нибудь из того, что мы прихватим из библиотеки.
- Ну да, - в голосе Поттера явно поубавилось энтузиазма: то, что он изначально задумывал, как приключение, походило на это всё меньше и меньше. - Или, например, мы могли бы аппарировать прямо в туннель. Как думаешь, получится?
Лучшая подруга с сомнением покачала головой.
- Возможно, конечно, но я не уверена. – Парень сразу воспрял духом, но последовавшая за этим тирада быстро охладила его пыл. – А что, если мы немного промахнемся и расщепимся, или того хуже – застрянем в стене? Мы ведь не специалисты по аппарированию. Тогда для устранения последствий придётся обратиться в министерство, а потом отвечать на неудобные вопросы: что мы там делали, кто такие и как узнали о тайном ходе. Мало того, что о туннеле станет известно за много лет до твоего поступления в Хогвартс, так ещё и…
Гарри её прервал:
- Хорошо, я согласен с твоим планом.
Девушка просияла.
- Замечательно!
- Так, и когда мы выступаем? – несколько разочарованно поинтересовался юноша, представляя, как целый день сидит в тёмном туннеле в обнимку с книжками. Настроение быстро стало тоскливым.
- А что ты делаешь сегодня? – игриво поинтересовалась Гермиона, подмигивая другу.
- Полагаю, что собираюсь совершить набег на Хогвартс.
Юная волшебница улыбнулась и начала быстро убирать со стола. Гарри тем временем направился в спальню, чтобы собрать всё необходимое для вылазки. Открыв один из шкафов, парень мельком подумал, что, по-видимому, вещи директора подруга убрала в другое место. Все их книги девушка расставила на книжных полках, которые они не забыли приобрести в магазине. Бросив на них отсутствующий взгляд, Поттер с удивлением моргнул и потянулся за маленькой тоненькой книжкой, зажатой между толстыми пыльными фолиантами. Она привлекла его вниманием тем, что была гораздо тоньше и меньше, чем все остальные, и, в отличие от тёмных, серых и чёрных соседей по полке, щеголяла ярко-фиолетовой обложкой. Вытащив книгу, он нашёл еще одно отличие: на обложке обнаружились волшебники на мётлах, которые перебрасывали друг другу квоффл, а над ними горела надпись: «Статистика матчей по квиддичу для истинных фанатов»
Гарри моментально забыл про всё на свете и уселся прямо на пол. Он открыл первую страницу, и ему на глаза тут же попались знакомые буквы с завитушками: «Только в самом крайнем случае». Несколько мгновений парень не мог понять – как квиддич может помочь в критической ситуации, но потом до него дошло, что речь идет не об опасностях, а о финансах.
Открыв первую попавшуюся страницу, Поттер увидел простую таблицу, в которой обнаружил данные о квиддичных матчах начиная с 1500 года. Там были составы команды, количество голов, и кто поймал снитч. Гарри усмехнулся: как это похоже на Дамблдора – использовать статистику квиддичных матчей в личных целях.
Он был настолько поглощён книгой, что не слышал шагов Гермионы на лестнице, и понял, что та прибралась на кухне и готова к походу только когда она остановилась около него. Парень моментально вскочил, чувствуя себя виноватым. Ведь он должен был собирать вещи для набега на Хогвартс, а вместо этого уткнулся в статистику матчей по квиддичу.
- Что это?
- О… мм… хм… я нашел её там, - он махнул рукой на книжную полку. - Это было в вещах Дамблдора.
- Это ведь про квиддич? – удивленно спросила Гермиона, заглядывая ему через плечо.
- Ага… да… здесь все результаты игр с 1500 года: кто выиграл, в каком составе и прочее… Думаю, если бы у директора кончились деньги, он с помощью этой книги мог сделать несколько ставок.
- О, отлично… это радует. Но, Мордред и Моргана, Гарри, я отправила тебя собирать всё необходимое в дорогу, а ты тут читаешь про квиддич, - девушка говорила сердитым тоном, но при этом улыбалась, и её лучший друг решил не только улыбнуться в ответ, но и подмигнуть.
- Думаю, меня просто привлекла яркая обложка с картинкой.
К его удивлению, вместо того, чтобы рассердиться, Гермиона рассмеялась.
- Книги – это моя стихия, так что я соберу вещи и книги, а ты, пожалуйста, тогда займись едой. А я тем временем постараюсь найти для тебя что-нибудь интересное.
Радуясь, что подруга взяла на себя такую сложную задачу, Гарри буквально подпрыгнул и быстро поцеловал её в щёчку.
- Ты самая лучшая, Гермиона! – выпалил парень и прежде, чем та успела передумать, вылетел из комнаты.
Поскольку вниз он спускался, громко топая по свежеотремонтированным ступенькам и счастливо при этом насвистывая, то не обратил внимания, что подруга никак не отреагировала на его замечание, и даже не осознал, что впервые её поцеловал, пусть и в щёчку. И, конечно же, не видел ошеломлённого выражения на лице Гермионы, когда та в неверии провела ладонью по щеке, к которой только что прикоснулись его губы.