Фанфик: Гарри Поттер и Зелье времени. Глава 5. Возвращение в Хогвартс

11.09.2012

Глава 5. Возвращение в Хогвартс
Когда солнце полностью вступило в свои права, друзья уже были готовы отправиться в путь. Они вышли на крыльцо своего дома, накрылись мантией-невидимкой и аппарировали в Хогсмид. Только холодный ветер и изморозь на листьях и траве говорили о том, что на дворе осень. Подростки решили, что лучше оставаться невидимыми, чем искать укромное местечко, куда можно перенестись без боязни на кого-нибудь наткнуться. Холодок снова напомнил, что они не в своём времени, ведь у них сейчас уже начиналось лето.
Гарри невольно припомнил Хагрида, который в их самую первую встречу упомянул, какими тёмными были нынешние времена, когда люди не знали, кому и чему доверять. Их визит в Косой переулок и встреча с родителями только подтвердили слова полувеликана. И если они хотят, чтобы их легенда не рассыпалась, необходимо постоянно об этом помнить. Чтобы их миссия была успешной, они должны стать невидимыми незнакомцами.
Очутившись на одной из маленьких улочек Хогсмида, друзья потратили некоторое время, чтобы руки-ноги и прочие части тела не выглядывали из-под мантии-невидимки. Спустя пару минут наиболее оптимальная поза была найдена: Гермиона прижалась спиной к груди Гарри и одной рукой придерживала край мантии, в то время как юноша одной рукой обнимал её, чтобы двигаться с подругой в такт, а другой держал волшебную палочку, чтобы в случае необходимости они смогли отбиться. Теперь парень хорошо видел, что творится впереди, поскольку был намного выше подруги.
Гарри подумал, что придётся положиться на удачу, а ещё – на Гермиону, чтобы полы мантии не распахнулись, явив всем парочку пришельцев.
Прежде, чем выйти на оживлённые улицы, друзья какое-то время тренировали новую «походку». Наконец, уверившись, что у них неплохо получается передвигаться таким странным способом, ребята вышли на улочку, которая вела к «Сладкому королевству». Им приходилось двигаться, как танцорам, избегая столкновений, а зачастую уворачиваясь буквально в последний момент. Реакция самого молодого ловца столетия не раз спасала друзей. Добравшись, наконец, без инцидентов до дверей «Сладкого королевства», подростки вздохнули с облегчением и порадовались, что сегодня – не выходной, и студенты в школе. Правда, это означало, что в такой день их внезапное появление привлечёт много внимания, плюс в магазине сладостей будет не очень много народу. Они не могли самостоятельно открыть дверь, чтобы не возбудить подозрений, поэтому оставалось только ждать. Примерно через десять минут Гарри начал терять терпение.
- Может, всё-таки стоит воспользоваться тоннелем в Визжащей хижине? – шёпотом предложил он.
От порывов холодного ветра Гермиону трясло мелкой дрожью, но, тем не менее, она предложила:
- Ждём ещё две минуты.
Гарри простонал и подумал, что эти две минуты покажутся вечностью. Простояв ещё минут десять, он попробовал зайти с другой стороны.
- У тебя руки окоченели.
Гермиона повернула голову, и парень заметил, как её глаза сверкнули.
- Прекрати, Гарри, - прошипела его «супруга». - Мне от этого ничуть не легче.
Тот нахмурился: несмотря на холодный ветер, под плащом становилось всё теплее. А от того, что Гермиона всё сильнее и сильнее прижималась к нему спиной, вообще бросало в жар. Она была его другом, лучшим другом, и он никогда не думал о ней, как о девушке, с которой… можно было ходить на свидания… ну, почти никогда, те фантазии при виде кровати – не в счёт. Но ведь он, чёрт побери, парень. Ни один нормальный парень, гормоны которого бунтуют, не будет равнодушным, когда девичье тело так близко. Особенно если оно принадлежит такой симпатичной девушке, как Гермиона. Боясь, что естественная реакция тела вот-вот его выдаст, Поттер начал потихоньку паниковать.
Ему нужно было двигаться, нужно было срочно что-то сделать, а лучше всего – убраться как можно дальше от соблазнительного тела Гермионы! В этот момент девушка переступила с ноги на ногу и спиной потёрлась об его грудь. Если он сей момент что-нибудь не придумает, то его…хм… реакция на присутствие лучшей подруги в его объятиях станет известна этой самой лучшей подруге…. а такого позора Гарри просто не переживёт.
Он настолько глубоко ушёл в свои мысли, что пропустил появление молодого волшебника, который аппарировал рядом с ними и теперь подходил к двери в «Сладкое королевство». В себя Поттера привёл острый локоток Гермионы, но, казалось, они уже не успевали преодолеть такое расстояние, чтобы проскользнуть внутрь незаметно. Однако в последний момент Гарри всё-таки успел слегка придержать дверь, и они попали в магазин.
Друзья очутились внутри. Теперь оставалось самое лёгкое: пройти мимо продавца и покупателя за прилавок и подойти к люку. Оглянувшись по сторонам, Гермиона наклонилась, толкнув при этом юношу попкой, и распахнула люк, в котором они быстро скрылись. Как только проход за ними закрылся, парень понял, что больше не в состоянии находиться рядом с лучшей подругой, и тут же вынырнул из-под мантии, искренне надеясь, что девушка не успела почувствовать, как тело Гарри всё-таки его предало.
Избавившись от мантии и сделав вид, что оглядывается по сторонам, парень задался вопросом: считает ли Гермина, как и он, что такая близость – это неправильно, а главное – что бы она сказала, если бы обратила внимание на реакцию его тела? Выказала бы отвращение? Или…
Но долго поразмышлять ему не дали. Неожиданно его мысли вспугнул шёпот Гермионы:
- Что с тобой случилось, Гарри? Мы так долго ждали, а в итоге чуть не упустили этого мага, причём из-за тебя. О чём ты так задумался?
Она шептала что-то ещё, и Поттер подумал, что если бы они сейчас не находились в секретном проходе, то, скорее всего, подруга просто на него бы накричала.
- Извини, мне надоело ждать, и я отвлёкся.
Гермиона гневно сверкнула глазами и поджала губы.
- Ты должен относиться ко всему более ответственно, Гарри. Сейчас в магическом мире очень опасно, и в любой момент нас могут убить. И никто не придёт на помощь.
- Знаю.
- Если бы нас прихлопнуло дверью, или я упустила бы край мантии, или мы врезались бы в того волшебника… Наверняка нас бы уже допрашивали авроры. А потом мы бы попали в Азкабан!
- Знаю.
- Если бы ты больше думал о своей и моей безопасности… - продолжала бушевать девушка, но Гарри её прервал. На его взгляд, она зашла слишком далеко.
- Больше бы думал о безопасности? – недоверчиво переспросил юноша. - С какой стати ты решила, что я буду думать о своей безопасности, Гермиона? – Та открыла рот, чтобы возразить, но Гарри ей этого не позволил: - Я не помню своих родителей, я их совсем не знаю: как они смеются, что любят, чем увлекались помимо зелий и квидичча… Да, я понимаю, у меня было шестнадцать лет, чтобы привыкнуть к тому, что их никогда не будут рядом, но ты должна помнить, что если мы будет думать о своей безопасности и излишне осторожничать, то Рон, Джинни, остальные Уизли, Невилл , Симус, другие наши друзья… если мы не найдём способ помешать Волдеморту восстановить свое могущество, они умрут! – Поттер пока не кричал, но был уже к этому близок. – Первым, скорее всего, он убьёт меня. Конечно, если я позабочусь о своей безопасности, то смогу спрятаться, затаиться, но тогда он примется за вас, моих лучших друзей. И ты превратишься в зверя, на которого будут ставить капканы и травить собаками, а когда поймают, будут ставить опыты, пытать, резать по живому и снова пытать, чтобы до последнего вздоха ты чувствовала свою беспомощность и ничтожность! Неужели ты думаешь, что я останусь в стороне?! – он сделал шаг и навис над подругой. - Так что не говори мне о том, что я не думаю о твоей безопасности. Это для меня всегда на первом месте!
С этими словами он резко развернулся на пятках и, наколдовав Люмос, двинулся по тоннелю в сторону школы.
Парень кипел: беспочвенные обвинения Гермионы, что он не думает о её безопасности, привели его в ярость. Некоторое время он пытался убедить себя, что всё им сказанное – абсолютная правда, и подруга не должна была наседать на него с обвинениями, но чем больше Поттер успокаивался, тем больше сомнений рождалось в его душе. Внезапно он остановился и оглянулся, чтобы убедиться, что девушка следует за ним. Но не было видно не только её, но даже огонька от её палочки. Гарри запаниковал и бросился обратно – ко входу в тоннель.
Гермиону он обнаружил неподалеку от люка. Та сидела у стены, уткнувшись лбом в колени. Она не плакала, но выглядела так, будто убита горем. Заслышав его шаги, девушка подняла голову, и юный маг заметил, что её губы дрожат.
- Гарри, мне так жаль… я не должна была на тебя набрасываться. Просто мне так тяжело… и так страшно с тех пор, как мы здесь… Конечно я знаю, что ты всегда меня оберегаешь и делаешь всё, чтобы я была в безопасности и не пострадала.
Гарри опустился на колени рядом с подругой и положил руку ей на плечо.
- Всё хорошо, Гермиона. Извини, я тоже отреагировал чересчур бурно… Я тоже боюсь. И мне жаль, что я на тебя разозлился.
Девушка покачала головой.
- Нет, ты... не делал… я не должна была… - она говорила всё тише и тише, а по её щекам побежали слезы. Гермиона стирала их резкими нетерпеливыми движениями, не позволяя добраться до подбородка. – Ты заставил меня понять, как я иногда тебя не ценю … а теперь я плачу, хоть и знаю, как ты ненавидишь девчачьи слёзы.
- Не переживай, по сравнению с Чжоу … это ручеёк рядом с водопадом… но если уж говорить начистоту, то именно я тебя не ценю. Ведь я фактически вынудил тебя согласиться на эту авантюру, которая в любой момент может закончиться нашей смертью. Путешествие во времени, борьба против тёмных магов и поиски возможностей изменить мир – не самое безопасная затея, а я вынудил тебя в ней участвовать. А как только ты оказалась в прошлом, тебе пришлось изображать мою жену, и следующие два года придётся спать со мной в одной постели… И что ты делаешь? Просто расправляешь плечи и идешь вперёд, прикрывая мою спину и исправляя мои ошибки. А я – самая настоящая свинья, которая ни разу не сказала тебе «спасибо».
Гермиона всхлипнула, но у неё на лице появилась неуверенная улыбка.
- Согласна, но у меня перед тобой долг жизни, Гарри. Ты ведь не раз спасал меня от смерти. Поэтому… думаю, ты этого заслуживаешь … ну и кроме того… если бы мы всегда соблюдали правила, было бы чертовски скучно. Этот урок ты преподал мне ещё на первом курсе, и я его не забыла.
Юный маг улыбнулся подруге и убрал волосы с её лица.
- Пойдём. – Он поднялся с земли и протянул ей руку. – Вместо того, чтобы сидеть в грязном тоннеле и рассуждать, кто из нас больший дурак, предлагаю заняться делом. Знаешь, ты ведь спасала мою жизнь не реже, чем я – твою. Только давай официальные подсчёты оставим на потом, хорошо?
Девушка ухватилась за предложенную руку и легко поднялась на ноги. Улыбнувшись друг другу, друзья направились по тоннелю в сторону школы.
Оставшуюся часть пути, да и потом, пока ждали подходящего момента, парочка говорила обо всём на свете: вспоминали школьные приключения, рассказывали о любимых вещах в мире магглов, обсуждали заклинания и крестражи, размышляли, сможет ли Выручай-Комната предоставить им то, в чём они так нуждались... Гарри рассказал Гермионе, что его отец предложил им вместе полетать, и как он был счастлив это услышать. Девушка в свою очередь рассказала о беседах с Лили, когда они обсуждали различные книг и заклинания, и поинтересовалась у лучшего друга – как ему кажется, понравилась ли она миссис Поттер?
Но за весь день они так и не поговорили о тех словах, которые в гневе опрометчиво бросил Гарри. Друзья об этом думали, но, несмотря на то, что оба были гриффиндорцами, ни один из них так и не смог набраться смелости и заговорить первым.
В ожидании, пока мимо выхода из туннеля перестанут ходить люди, ребята коротали время за книжками. Гарри был удивлён тем, что сказал. И не потому, что это неправда, а именно потому, что это – истина. И это странно. Если бы ещё пару дней назад у него спросили, какова его цель в жизни, то он бы, не задумываясь, ответил – победить Волдеморта, потому что он – единственный, кому это под силу. И сделал бы это ради всех маленьких волшебниц и волшебников, чтобы те не знали, каково это – расти сиротой.
Именно сейчас – делая вид, что читает один из невразумительных талмудов Гермионы «для лёгкого чтения» - Поттер неожиданно понял, что раньше был неправ. Ведь даже если все ведьмы и колдуны сдадутся на милость Волдеморта, а в это время Гермиона и магглы по-прежнему будут в опасности, он ни за что не сдастся и продолжит бороться, чтобы их спасти.
Гермиона же, хоть и попыталась переключиться на чтение, время от времени мысленно возвращалась к словам Гарри. Ей очень хотелось у него спросить – правда ли это, но заставить себя она не могла, поскольку её снедала смутная тревога, что его ответ может многое поменять. Девушка и подумать не могла, что услышит из уст лучшего друга такое признание. Ей казалось, что это просто слова, брошенные в гневе.
Поскольку время тянулось катастрофически медленно, а адреналин в крови не давал сосредоточиться на прочитанном, девушка вернулась к их вчерашнему разговору о спасении Лили и Джеймса. Она переживала, что последствия изменений прошлого будут просто ужасны. Если их увидит большое количество людей, и они будут вплетены в «прошлое» кого-то, кто обличён властью, то создадут временную петлю. В конце концов, время может замкнуться, они не смогут отсюда вырваться, а Вселенная будет уничтожена.
Несколько лет назад, когда она рассказала родителям о маховике времени и о возможных последствиях его применения, отец принялся её дразнить. Он тогда пошутил, чтобы она не смела убивать вторую Гермиону Грейнджер, ибо, «прыгнув» во времени и столкнувшись со своим прошлым «я», которое не знает о путешествиях во времени, можно убить своё будущее. В таком случае, зная об этом в будущем, она не сможет отправиться назад, и тем самым создаст временной парадокс, что, в свою очередь, создаст временную петлю, которая начинает сокращаться в точке сингулярности, а потом взрывается. И всё – конец Вселенной. Папа вспоминал фильм «Назад в будущее», в котором даже незначительные перемены круто изменили жизнь главного героя. Все эти папины подколки только усилили беспокойство Гермионы.
А ведь вопрос жизни и смерти родителей Гарри – очень даже серьёзный, и спасение Лили и Джеймса может изменить многое, причём речь идёт как об огромном количестве мелочей, так и о вещах очень и очень важных.
Гарри поднял голову и увидел, что подруга сидит, закусив губу и нахмурившись.
- Что-то случилось?
- Нет, всё в порядке. Я просто очень волнуюсь, что, спасая твоих родителей от смерти, мы создадим временной парадокс, который приведёт к уничтожению Вселенной, - «на автомате» выпалила девушка. Заметив недоумевающий взгляд, она объяснила, что такое «временной парадокс» и как «работает» Вселенная, начертив палочкой на пыльном полу основные схемы и законы.
Гарри взлохматил волосы и поморщился.
- Но ведь даже если мои родители будут живы, они не смогут помешать мне вернуться во времени, чтобы спасти их от смерти. А это значит, что парадокса не будет, так?
- Это может многое изменить: какие-то случайности, всякие мелочи и детали, не говоря уже о более крупных и значимых событиях твоей жизни, которые могут привести к тому, что ты просто не сможешь перенестись во времени.
Юноша медленно покачал головой.
- Не согласен. – Не успела подруга открыть рот, чтобы продолжить спор, как Поттер продолжил: - Если мы уничтожим дневник, то Дамблдор ещё не скоро, а, возможно, и никогда не заподозрит Тома в создании крестражей. Тогда – да, ничего этого не будет. Поэтому дневник мы не тронем. Если мы уничтожим кольцо, то директор будет силён и здоров, и сам перенесётся во времени. А спасение моих родителей – это совсем из другой оперы… да, многое будет по-другому, но я уверен – все основные события останутся без изменений. Я это знаю. – Казалось, глаза парня устремлены в будущее, которое он видит прямо сейчас. – Возможно, у меня будет брат или сестра; возможно, он или она возьмут дневник Реддла вместо Джинни, а Сириус будет жив и так и не узнает холода и ужаса Азкабана. Да, многое будет по-другому, но… это не будет временным парадоксом.
Гермиона закусила губу.
- А что, если, будучи живыми, твои родители смогут упечь Малфоя-старшего в Азкабан? Ведь тогда дневник так и останется у Малфоев. Это и может создать парадокс.
- Ерунда. Это смогут сделать Нарцисса или Драко. К тому же… мы можем каким-то образом предупредить моих родителей об основных вещах, которых лучше не касаться. Думаю, пока мы не сделали ничего, что могло создать петлю времени. Будем надеяться, что так будет и дальше.
Складочка между бровей лучшей подруги говорила о том, что та по-прежнему не убеждена, и всё ещё переживает. Поттер решил попытаться ещё раз заверить девушку, что всё будет хорошо.
- Мы будем на это надеяться, Гермиона. Насколько я тебя понял, путешествия во времени – малоизученная область, и сейчас никто не сможет предсказать, что случится на самом деле. Всё, что известно – мы собираемся спровоцировать несколько временных парадоксов. Поэтому предлагаю держать ухо востро и постараться избежать самого худшего.
- Похоже, ничего другого нам не остаётся. Но как мы спасём твоих родителей от Реддла?
- Пока не знаю.
После чего тоннель погрузился в тишину. Спустя какое-то время друзья рискнули оттуда выбраться. В школе было тихо, только где-то в отдалении гремел ключами смотритель, да раздавались приглушённые голоса. Сверяясь по карте Мародёров, ребята, спрятавшись под мантией-невидимкой, короткими перебежками без приключений добрались до Выручай-комнаты.
Гарри теперь опасался находиться под мантией рядом с Гермионой, но сейчас это было просто необходимо. Парень не мог понять, что случилось: весь день его очень волнует близость лучшей подруги. Отчего, почему? Он не знал. То ему хотелось прижать к себе девушку так крепко, чтобы стать с ней единым целым, то хотелось сбежать от неё так далеко, как только возможно. Поттер подумал, что если так и сделает, то это вызовет град ненужных и неудобных вопросов, на которые у него пока нет ответов. Поэтому был вынужден неловко обнимать подругу за талию, стараясь быть достаточно близко для того, чтобы их скрывала мантия, но в тоже время достаточно далеко для того, чтобы к ней не прижиматься.
Это оказалось глупостью.
Он был настолько занят, стараясь контролировать расстояние между ними, что не смотрел, куда идёт. В результате каждый раз, когда девушка замедляла шаг или останавливалась, он тут же на неё налетал, после чего сразу отпрыгивал на метр, практически стягивая с них мантию. В общем, вёл себя настолько глупо и неразумно, что был удивлён, отчего Гермиона ни разу на него не зашипела и не потребовала взять себя в руки и прекратить витать в облаках.
Гарри не знал, радоваться этому или нет, но близость подруги вызывала просто-таки колоссальное смущение, и одновременно какую-то непонятную радость, предвкушение и раздражение. Неожиданно он понял, что чувствовала Чжоу в прошлом году, и больше не мог её осуждать за излишнюю эмоциональность.
Наконец они добрались до Выручай-Комнаты. Всё, что оставалось – пройти положенные три раза мимо нужной стены, чтобы появилась дверь. Пытаясь сосредоточиться на цели их приключения, Гарри постарался собраться с мыслями. И был даже рад отвлечься и подумать о чём-то другом, а не о странно волнующих изгибах тела Гермионы.
«Нам нужен меч Гриффиндора и все крестражи, спрятанные в стенах Хогвартса. А ещё нам нужны все книги о крестражах, способах их создания и уничтожения», - повторял парень, как заведённый, шагая туда-сюда вдоль стены.
Наконец в стене появилась дверь. Когда Гермиона протянула руку и толкнула тяжелую дубовую дверь, Поттер затаил дыхание. Стараясь издавать как можно меньше шума, они проскользнули внутрь и закрыли за собой дверь. И только сейчас Гарри позволил себе дышать.
Сняв мантию-невидимку, ребята приступили к осмотру того, что им предоставила Выручай-комната. Помещение было примерно вполовину меньше общей гостиной Гриффиндора, а в центре комнаты на столе лежало то, что друзья ожидали увидеть меньше всего: меч Годрика Гриффиндора и красивая диадема, в которой Гермиона с ходу узнала потерянную несколько столетий назад диадему Ровены Ровенкло.
Гарри тут же направился к мечу и почтительно взял его в руки, в то время как раздражённая Гермиона складывала в сумку книги, стоявшие на нескольких полках.
- Я тут поняла, что ни разу у тебя не спросила – зачем тебе этот меч? Он, конечно, красивый, да ещё и с историей, но… зачем он нам?
Юноша несколько раз глубоко вздохнул.
- Если честно, то не знаю. Когда мы с тобой обсуждали, что нам нужно отсюда взять, то в голове промелькнула мысль про меч, а когда я перечислял, что нам нужно, то… почему-то вспомнил и о нём.
Подруга нахмурилась и кивнула.
- Ладно, думаю, он нам не помешает. - Девушка покачала головой. – Конечно, если с его помощью ты не решишь кого-нибудь покрошить на салат. А если продолжишь так им размахивать, то первой в твой салат попаду я.
Парень резко опустил руку с мечом и смущённо улыбнулся.
- Извини.
- Это мощный магический артефакт, Гарри. Легенды говорят, что Годрик Гриффиндор сам зачаровал его сталь, чтобы никакое зло не смогло ему противостоять, а гоблинская магия только закрепила эффект этих заклинаний.
- Думаешь, я смогу им убить Тома?
Гермиона вскинула голову, бросила на друга испытующий взгляд и резко покачала головой.
- Сомневаюсь. Мне кажется, что величайший тёмный маг современности найдёт, что противопоставить этому клинку. Ведь этот меч долгие годы хранился в кабинете Дамблдора, а с легендой, прочитав «Историю Хогвартса», может ознакомиться любой желающий.
Гарри согласно кивнул.
- Да, наверно, ты права.
Но лицо девушки не осветила победная улыбка, обычно сопровождавшая его согласие с её мнением. Вместо этого она уставилась на диадему, одиноко лежавшую на столе.
- Конечно… - пробормотала юная волшебница, - он ведь делал только… и вероятно ничего… кто бы мог подумать… ну конечно…
Поттер недоумённо наблюдал, как на лице подруги одна эмоция сменяет другую. Гермиона явно думала о чём-то важном, и юноше не терпелось узнать – о чём.
- Может, объяснишь, что пришло тебе в голову?
- Объясню, но позже.
- Ладно. – Когда подруга говорила таким тоном, парень знал, что спорить с ней бесполезно.
Вернуться обратно в секретный ход за статуей горбатой ведьмы оказалось легче лёгкого. Друзья отошли от замка подальше и, как только кончился антиаппарационный барьер, перенеслись в свой домик.
Очутившись посреди уютной гостиной с камином, Гермиона устало зевнула и сказала, что очень устала, а все объяснения оставит на потом. Поттер понимающе кивнул, и ребята отправились в кровать.
Когда на следующее утро Гарри проснулся, то обнаружил, что впервые с тех пор, как они здесь очутились, подруга уже встала. Он улыбнулся и задался вопросом – значит ли это, что сегодня её очередь готовить завтрак? Парень быстро умылся и, натянув джинсы с футболкой, вышел из спальни. Но когда он спустился вниз, то был разочарован: девушка сидела за кухонным столом, обложившись со всех сторон горами книг, и что-то быстро писала на пергаменте. Гарри фыркнул и подумал, что ему-то точно удивляться не стоит.
Едва он собрался поинтересоваться у подруги – что она так внимательно изучает, как раздался стук в дверь. Гермиона, которая на появление Гарри не обратила никакого внимания, даже не подняла головы, а только махнула рукой и нетерпеливо произнесла:
- Открой сам, ладно?
Юноша бросил на неё раздражённый взгляд и направился к двери, за которой обнаружил улыбающуюся Лили.
- Доброе утро, Харви. Я тебя разбудила?
Парень улыбнулся своей будущей матери, чувствуя, как обида на «супругу» медленно испаряется.
- Нет, я только что проснулся. Чем могу помочь?
- Джеймс пригласил сегодня друзей на дружескую игру в квиддич, но один из них прийти не сможет, и в одной из команд не хватает игрока. Мы подумали, что, возможно, вы с Гермией захотите к нам присоединиться. Ты бы составил компанию парням на поле, а мы с Гермией побыли бы болельщицами. Что скажешь?
Чувствуя, как настроение резко ползёт вверх к отметке «отличное», Гарри усмехнулся:
- Я бы с удовольствием, но вот насчёт жены не уверен. – Он задумался. - В данный момент она что-то пристально исследует, и её не оторвать от книг. - Парень сделал приглашающий жест, а когда Лили сделала пару шагов вперёд, закрыл за ней дверь. - Почему бы тебе самой у неё не спросить? Может, хочешь кофе? Я как раз собирался варить.
- Нет, спасибо. Я только спрошу у Гермии и вернусь домой. Мне ещё нужно приготовить обед на огромное количество уставших и растущих мальчишек, которые после матча будут очень голодны.
Гарри рассмеялся и пошёл на кухню, ведя за собой рыжеволосую ведьму.
- И в каком же возрасте мужчины перестают быть «растущими мальчишками»?
- Как только пойму, тебе сообщу первому …. Привет, Гермия, как дела?
Хозяйка дома, наконец, оторвалась от книг и приветливо улыбнулась, но юноша заметил в её глазах панику. Его «жена» тут же быстро огляделась, и Поттер в который уже раз задался вопросом – что же такое она ищет и изучает, что постепенно становится параноиком похлеще Грюма? Но решив, что пока лучше не заострять на этом внимание, подошёл к плите, разжег её и начал доставать продукты, чтобы приготовить завтрак.
- У меня все хорошо, Лили. Спасибо. Как я слышала, сегодня состоится квиддичный матч мирового масштаба?
Миссис Поттер рассмеялась.
- Да, и всё, чего нам не хватает – немного зрителей и поставщиков провизии. Присоединяйтесь к нам. Харви сказал, что ты занята исследованием… и что ты изучаешь с таким количеством книг?
Гермиона улыбнулась и взмахом палочки отправила все книги со стола на полки в тёмную комнату, которую сразу же решила переделать в хранилище знаний.
- О, всего лишь небольшой проект. Выпьешь кофе? – Девушка улыбнулась ещё шире и постаралась сменить тему.
- Нет, я и правда не могу… заскочила к вам буквально на минуточку, чтобы пригласить на матч. Харви сказал, что придёт.
- О, а вот я не могу. Мне очень жаль, но мне нужно… Я только вчера сделала открытие, которое сильно продвинет мой проект. Сейчас я просто не могу остановить свои исследования.
- Хорошо… если ты уверена…
- Извини, Лили, в другой раз. Хорошо?
- Конечно, никаких проблем. Мне лучше вернуться домой, а то времени всё меньше. Харви, мы ждём тебя как можно скорее.
- Хорошо, я только позавтракаю и сразу приду, - через плечо бросил тот, чувствуя, как сердце сжимается в предчувствии чего радостного.
- Класс! Кстати, такая длина волос мне нравится – она тебе идёт гораздо больше.
Лили помахала ребятам и ушла, а Гарри замер посреди комнаты, неуверенный, что правильно понял свою будущую маму. Он несколько раз мысленно прокрутил в голове её последнюю фразу. А когда, наконец, до него дошёл смысл этих слов, его захлестнула паника. Парень тут же наколдовал зеркальную поверхность на дверце шкафа и уставился на своё отражение. Подозрения подтвердились: его магия совершила то же самое, что и в детстве, когда тётя против воли обрила его налысо. Тогда за ночь волосы снова отросли. Так произошло и сейчас – они вновь вернули свою нормальную длину. Видимо, ему подсознательно не нравилась причёска с хвостиком, и магия, укоротив волосы, решила эту проблему за него.
И в тоже время Поттер был вынужден согласиться с рыжеволосой ведьмой – такая причёска шла ему гораздо больше, но теперь он был братом-близнецом своего отца.