И настал день первый

11.09.2012

Откуда-то сверху медленно падали замороженные кусочки воды. Он закашлялся и сплюнул красные сгустки непонятного происхождения, которых по всем законам вероятности никак у него не могло быть. Лежа на снегу, они напоминали паутину труженика паука, который неотвратимо заманивает мотылька в свои сети. Этот паук-смертоносец был идеальным убийцей, и Он даже мог предположить, кто его следующая жертва.
Внутри Него проносились непонятные локомотивы мыслей, которые доверху были нагружены воспоминаниями радостных и не очень моментов его существования, странно, однако он ничего не мог вспомнить в деталях, мысли превратились в огромный серый кисель, который кипел, а хозяйки способной его выключить уже давно не было в живых.
Он отчетливо помнил вчерашний день, когда сухой, надтреснутый как из старого репродуктора голос корректора монотонно зачитав Его диагноз объявил, что срок Его воплощения исчерпан и Ему придется уходить.
Сегодня, сейчас, Он наконец реквизировал все то, что ему пришлось пережить: радостное осознание того, что он появился на свет, взросление, творчество и начало войны за будущее созданных им детей, в которой погибла частичка Его души, а вторая, выжившая, изменившись так и не стала прежней. Сейчас эта душа была единственным ржавым гвоздем, еще державшим Его на земле, но он понимал, что это уже не на долго. Он надеялся, что скоро до Его детей дойдет понимание того, что Он ушел не напрасно, хотя видел, что им не до отца….
Они как всегда продолжали суетиться, спешили, занимались животными делами, впрочем не замечая, что делают это уже в ОДИНОЧЕСТВЕ.