Лав Стори. Часть 2, продолжение

11.09.2012

Настроение сейчас - задумчивое

...устилает брудну пидлогу.

Знаете, каково это- рассыпать полкило цианида? Та, ничего особенного. Зайдите на кухню и включите горячую воду. Заткните раковину, пускай набирается. Распакуйте пачку соли, и шмякните ею об пол. Теперь вылейте в раковину полбутылки ликера Амаретто. Поздравляю, имитация в первом приближении окончена. Визуальные и обонятельные эффекты похожи на оригинальные.

Теперь надобно прибраться. С ликером у Вас получится само собой, а соль Вы сгребете в совок и либо спустите в унитаз, либо высыпете в помойное ведро. Можете предварительно взять щепотку и перебросить через левое плечо- ВАМ и В Данной Ситуации это позволительно...

...Унитаза в химической комнате не было, да и местный народ привык использовать его для справления естетственных, а не извращенческих надобностей. Но есть еще вариант номер два. Будучи аккуратной девочкой, Дженни взяла метелочку и совочек и переместила не-стиральный порошок в корзинку. Куда мы скидываем отработанные салфетки.

С этого момента начинается мое непосредственное участие в действе. Прибежав в лабу, я метнулся в химическую комнату за каким-то интересом, и удивленно выдохнул :"Хооооо... цианид?.." "Да,- тут же встрепенулась Дженни,- а что, заметно?" Тут надо сказать, что люди, видимо генетически, делятся на две категории: одна чует цианид за версту по запаху, другая не поймет ничего, пока не съест. Я попал в первую категорию, а Дженни и еще пара моих знакомых- во вторую. Я самодовольно и популярно объяснил ей, что уж я-то, потомственный митохондриолог аж в первом поколении, уж цианид-то распознаю среди тысячи и так далее. Попутно я заглянул в мусорное ведро, малость обалдел от увиденного и подумал...

Тут надо сделать маленькое пояснение. На самом деле, ситуация, когда каждая вторая лейба на пузырьке выбивает из тебя междометия, уходит в прошлое довольно быстро. Пожив с месяц среди наклеек с черепами, приобретаешь нечто вроде профессионализма. Так, например, патологоанатом, заглядывая в полость, может жевать бутерброд, гинеколог, заглядывая куда надо, не заливаетя пунцовым цветом, а я, заглянув в ведро, подумал, что, мол, надо же, туева хуча цианида валяется... надо бы новый заказать. Мысль, что содержимое корзинки может запросто удвоить население университетского кладбища, мне в голову не пришла...

Ну ладно, Дженни. Не-советские студенты вообще имеют своеобразные познания. Все больше про телешоу и ричардов гиров. Но я-то- представитель поколения, которому наглядно дважды в год показывали то профессора Плейшнера, то Гитлера в апреле сорок пятого. Мда, не судите, да не судимы будете...

Ухватив свой интерес, и начисто выкинув из башки интересное содержимое мусорной корзинки, я побежал делать Большую Науку. Поделав Науку, я сбегал в гимнастический зал, потом вернулся и потрепался с кем-то о чем-то, потом заимел совесть и снова побежал в химическую комнату за очередным и другим интересом во имя Науки. В химкомнате мне пришлось обогнуть шефа и очередную студентку, которые озабоченно о чем-то мурмотали. В спину мне прозвучал вопрос:" Сергей... а чем это у нас пахнет?"
"Цианидом",- отмахнулся я, залезая в холодильник.
"Каааким еще цианидом? Да быть того не может, потому что цианид пахет не так, и взяться ему неоткуда в таком количестве, и вообще, этого не может быть, потому что этого никогда..."
Вместо ответа я вальяжно подошел к помойке и, засунув руку по плечо, выудил оттуда и сунул ему под нос "розочку", щедро присыпанную белым порошком. Несколько секунд шеф молча смотрел на мои ничем не защищенные пальцы в обрамлении острых зубцов.

TO BE CONTINUED