На корабле….и снова воспоминания

11.09.2012

Молчан сидел на скамье торгового судна. После дневного перехода по реке, корабль шёл по морю. Он заработал достаточно денег, чтобы оплатить комнату в корчме, а затем и поездку на корабле. По воде стелился туман, капли воды, висящие в воздухе, попадая на тонкую одежду, пропитывали её. И было ощущение, что эти капельки не останавливаются, не растворяются в ткани, а будто, проникают, пронизывают тело до костей, неся с собой мертвенный холод. Видны были только верхушки высоких елей, чуть ниже, качались на ветру берёзы. Небо было серым, какое редко можно увидеть в конце весны. Солнечных дней становилось всё меньше. Будто что-то должно случится, то, что изменит жизни многих людей, и они станут совсем другими. Те, кто был весел и счастлив, потеряет всё, что имеет и станет хмурым, злым, готовым перегрызть глотку любому, кто ему не понравится. А те, кто уже был хмур и зол, станет ещё злее, ещё суровее и жёстче, и станет нагонять тихий ужас на всех тех, кто находится рядом. Начал накрапывать дождик, затем он усилился. Складывалось впечатление, будто Боги плачут над ещё счастливыми и ещё живыми людьми, но ничего изменить уже нельзя. Ворот запущен и вода пошла. Большой, пузатый корабль, понемногу приближал его к городу, где он мог разыскать того, кого непременно при встрече, не говоря ни слова, задавит своими же руками. Предателю не стоило жить даже потому, что он пустил стрелу в спину, а затем скрылся в горах, переметнувшись на сторону кочевников.
Молчану не нравились корабли. Ему веяло предвкушение чего-то недоброго, большого, готового вот-вот обрушится только на него, хотя с лёгкостью могло бы заглотить половину земли, как тёплый, только что любовно изъятый из печи хлеб. Молчан слез со скамьи и отправился в трюм, где была специально отведённая клетушка для странствующих. Туда менее всего доходила прохлада туманного утра, где больше не хотелось прыгнуть за борт, доплыть до берега и бежать куда глаза глядят.

С дикими криками, кусая свои щиты, воины бросались друг на друга. Кровь хлюпала под ногами и люди не могли устоять на земле. Они люди падали, и тут же погибали под копытами лошадей. Двадцатилетний вестин в тяжёлой кольчуге, в шлеме, взмыленный, размахивал мечом. Кажется, он свалил уже четверых. От усталости темнело в глазах.
«-Когда же это кончится. Я больше не могу. Страшно», - думал он. Что-то сильно полоснуло по спине, он обернулся и увидел летящее прямо ему между глаз лезвие меркитской сабли. Он лишь успел наклонить голову так, чтобы оно попало ему в шлем Кажется, что Молчан услышал треск собственного черепа, всё вокруг закружилось, поплыли в глазах круги и вдруг всё погрузилось в бесконечную мглу.
Было тепло и легко. И не хотелось выходить из этого состояния. Но ничего не поделаешь. Он был жив. И битва двух многотысячных войск продолжалась. Звон, крики, ощущение чего-то тёплого и липкого на спине. Звуки продолжали нарастать. Он поднялся, изготовился, высмотрел противника и снова ринулся в кровопролитный бой…