Нам никогда не будет шестьдесят…

11.09.2012

Осторожно, двери закрываются. Следующая станция- Северская. Ага. Северская-Убинская. Да тут можно просто смотреть на названия станций и не прекращая ностальгировать. В четыре руки. Станция Крымская. Ленка, ты помнишь путешествие по хребту? С баклажками воды за спиной? Холмская… Дед, гнавший нас по дороге к автовокзалу- успеть на утренний рейс. А мы никак не могли спрятаться за угол, и покурить. А так хотелось… . Абинская, Крымская, Хабль. Пузатые лбы старых автобусов, спирт, как универсальная валюта,  рюкзаки кучей. Остановка Кирилловка. Ну это уже из другой оперы. Через одну- Новороссийск. Выходить. Вышел с переходного моста, вошел в вокзал. Смотрел на груду рюкзаков в центре зала ожидания  и мял сигарету. Обычное турьё из Москвы. Стандартная экипировка, сваленная на пол. А как зацепило. Сломал сигарету, и только тогда остановился. Черт. Черт, черт,  черт. Какая странная вещь- человеческая память. Там, за углом наверняка еще есть кафешка. С кофе и коньяком. Которые я смешивал после неудачного первенства(какой год? Не помню).  На меня еще настучали. Мол пил коньяк на работе. А я, только что свалившись с гор, умудрился купировать антибиотиками воспаление легких. У себя и двоих детей. И не спавши сутки, чувствовал, что  либо упаду, прямо здесь, после этой недели дождей, либо  выпью. Кто ж тогда повез детей на экскурсию? Устин? Или Завпит? А переходной мост, на котором Сомин и Гога чуть не получили по шее не здесь. В Краснодаре. Кто же их тогда спас? А, Хрисаныч. Ну конечно. Почти ничего здесь не изменилось. Если сесть на «шестерку», можно доехать до того же центра города. И полюбоваться остатками имперского величия. Почтамт, с огромными колоннами и тяжеленными дверьми,  книжный магазин с массивными деревянными прилавками. А в конце бульвара- море. Как в детстве. Вот только парусов в бухте я не помню. И памятника Брежневу. Честно- честно. Шикарный памятник. На постаменте, выше человеческого роста. Отливающий тяжелым металлом. Так неожиданно и здорово смотрится…  


Я не идеализирую дорогого Леонида Ильича. Я вижу желание знать хранить историю Родины. Не по приказу единорогов, а по собственному желанию и за собственные деньги.  Вообще, удивлен. Ведь есть же здесь, наверняка есть свои бесноватые новодворские и алексеевы. Но улицы Надстаничная и Верхнемосковская мирно соседствуют с Коммунистической и Карла Маркса. И плитка под ногами. И асфальт. И сразу вспомнившийся ветерок с цементной пылью.  Есть конечно отличия-  вот в этом доме не было, да и не могло быть магазинчика в подвале.


Теперь есть. Забавный такой. А планетарий как новенький. И я его тоже не помню. Но, если бы его строили сейчас, навряд ли ему бы отвели место в центре. Здесь мог бы красоваться очередной торговый центр. Эээх. Обратно поехал на поезде. Во-первых, опоздал на электричку. А во-вторых опять слушать скороговоркой названия станций совсем невмоготу.  Приятно и горько. Новороссийск. Город для ностальгии.