Нет в Москве…

11.09.2012

...места более скучного и унылого, чем Ленинский проспект. Ну, по крайней мере, мне такое неизвестно. Пару дней назад следуя своей программе "Пешком по Москве" решил я прогуляться по этому наследию социализма. Маршрут мой начинался от м. Проспект Вернадского и вел от обычных приметрошных ларьков по небольшой улочке к Ленинскому проспекту, где находится визовый отдел посольства одной из европейских стран. На улочке этой поразили меня огромные монолитные жилые дома, высота которых совершенно не вязалась с масштабом улицы. По счастью стояли они лишь по одной стороне, (другую облюбовали обычные девятиэтажки) иначе они вполне ощутимо смыкались бы над головой создавая впечатление какого-то фантастического ущелья. Выйдя наконец к проспекту я быстро пересек его по подземному переходу и направился к зданию посольства. Уже тут мной овладело какое-то странное чувство. Мир вокруг неуловимо изменился. Что-то в нем стало иным, но что именно понять я не мог. Быстро уладив дела в посольстве я решил прогуляться пешком и двинулся по проспекту в сторону центра. Шествуя важно в спокойствии чинном и пребывая размышлении чего бы покушать я оглядывал окрестности и одновременно прислушивался к разраставшемуся внутри меня ощущению какой-то неправильности происходящего. На первый, непристальный вгзляд все было вполне обычно. По сторонам проспекта стояли невысокие по московским меркам жилые девятиэтажки. Их первые этажи лоснились зеркальными стеклами витрин и весело перемигивались между собой задорными огоньками рекламы. Вдоль проспекта, наполняя воздух непрерывным гулом, неслись, не вспоминая о давно ставших в Москве легендарными 60 км/ч, два встречных потока автомобилей по четыре ряда в каждом. Время от времени кто-то из водителей пытался совершить неудачный маневр и собратья по цеху вразнобой "приветствовали" его короткими возмущенными гудками клаксонов. Иногда, раздирая воздух истошным воем, пролетали между мчащимися машинами вечно куда-то спешащие мотоциклисты. Над моей головой беспомощно качали ветками высокие московские деревья, тщетно пытаясь заслонить от уличного гула и спрятать от лучей заходящего солнца окна квартир и людей... Стоп!!! Как раз людей на улице не было. Кроме меня вдоль проспекта шли лишь редкие прохожие, да изредка презжали в одиночку, а чаще вдвоем или небольшими группами велосипедисты на навернутых многоскоростных велосипедах. Видимо этим удивительным для Москвы безлюдием и объяснялось полное отсутствие на проспекте ставших уже неотъемлемой частью городского пейзажа многочисленных ларьков-тонаров предлагающих нехитрую снедь. Лишь на редких остановках сиротливо ютились одинокие вгончики продающие транспортные карточки на метро и наземный транспорт. Их кричащая бело-оранжевая окраска лишь подчеркивала зияющую пустоту улицы и придавала ей совершенно сюрреалистическую трагичность. Это было царство победивших машин. Люди казались здесь странными чужаками и, видимо, подсознательно ощущая свою неуместность, покинув на остановках гостеприимные чрева троллейбусов, быстрыми, почти суетливыми шагами стремились скрыться во дворах и отгородиться от захваченной машинами улицы облицованными декоративным камнем и плиткой стенами домов. Ошеломленный открывшимся мне пониманием я ощутил себя сталкером, проникшим в неведомый доселе и враждебный людям мир. Мир, который вместо того, чтобы удивлять новизной вызывал скорее отталкивающее впечатление чего-то пустого и несовершенного. Непроизвольно я ускорил шаг и пошел мерить казавшиеся бесконечными безлюдные кварталалы. Пустота настолько прочно обосновалась тут, что даже не перекрестках, скорее выглядящих просторными площадями, не сдавалась какобычно под напором многочисленных торговых точек, а наоборот, расползалась адоль перпендикулярных пороспккту улиц вытесняя суету и мельтешение на несколько кварталов. Проспект, казалось распространял вокруг атмосферу пустоты и безжизненности и эта "зона", как мне кажется расширялась, постепенно поглощая квартал за кварталом соседние улицы. Зона безлюдья закончилась неожиданно сразу за площадью Гагарина. После не Проспект приобрел вид обычной московской улицы. Появились пешеходы, появились уличные закусочные. И только пройдя еще несколько кварталов я вдруг, неожиданно для себя понял причину, породившую столь странное явление городской жизни. Вплоть до площади Гагарина на Ленинском проспкте нет ни одной станции метро...