Очерк

11.09.2012

СРЕДИ счастливых обладателей автомашин, пожалуй, не найдется ни одного, который хоть раз не прихватил попутчика, взяв с него положенную тридцатку или полтинник.
В наши дни все еще существуют настоящие таксисты - честные налогоплательщики, с автомашинами, оборудованными шашечками, счетчиком и радиосвязью. Но в основном уже только частники (их на улицах 96%). Они делятся на профессионалов и любителей. Для частника-профессионала его бизнес является основным источником дохода, и он четко знает, что ему выгодно, а что нет. Вы останавливаете машину, предлагая за проезд 100 руб., а вам в ответ: «100 — мало, давайте 300». А на следующей машине вы уезжаете за 70 руб. Значит, в первом случае остановился профессионал, который держит рынок. В цену, которую он называет, входит все: и стоимость бензина, и амортизация, и труд. Профессионал не рыщет по городу в поисках клиентов, зачем? У него есть своя, «прикормленная» точка, куда чужих не пускают. Прежде всего это аэропорты, мафия «Шереметьево-2» уже стала легендой среди водителей. Профессионал может целый день провести на одном месте (экономя бензин и жалея машину) и лишь раз отвезти клиента за 50 долларов. А для того чтобы любителю заработать эту же сумму (1500 руб.), ему надо проработать всю ночь, а то и две. Часто профессионалы ставят в машину счетчики, тогда проезд будет по установленному Лужковым тарифу — 7 руб. км., учитывая неизбежные пробки, сумма набегает немалая.
Причины, по которым люди начинают «бомбить», разные:
1) охота прокатиться
2) поиск острых ощущений
3) неполадки в семье
Ясно одно — это не деньги. К примеру, стоимость проезда из центра Москвы в спальный район — 70–100 руб. Чтобы заработать столько, сколько профессионал за одну ездку, частнику надо сделать их 20!!! Учитывая расход бензина, штрафы гибэдэдэшников, шанс попасть в аварию, получается, что работает частник себе в убыток. Это подтверждается и тем, что многие москвичи не хотят покупать собственное авто, подсчитав, что ездить на такси дешевле. К тому же у частника-любителя возможность напороться на неприятности во много раз выше, чем у профессионала.