Пэчворк продолжается

11.09.2012

Иду на пляж, вся такая в оранжевой широкополой шляпе , украшенной чудовищным бутоном. Поля шляпы настолько большие, что я легко умещаюсь в их тени, и оттуда, из этой тенистой норы разглядываю нравы и обычаи аборигенов.

Справа от меня, могучей грудью расталкивая кисельный раскаленный пар, который здесь вместо воздуха, движется молодой человек с голым торсом и в желтых туристических ботинках Caterpillar. Я думаю, они просто сплавились с его ногами – поэтому он в них ходит. Или какая-то другая должна быть уважительная причина. В здравом уме и по доброй воле этого сделать нельзя в этом теплом городе, где после 15 минут, проведенных на улице, начинаешь судорожно искать любое закрытое пространство с кондиционером и причину туда зайти.

Слева, напротив овощной лавки, останавливается шикарный Lexus GX (это типа джип, который в Москве 120 тыщ долларов стоит – для непосвященных). Серебряный, аэродинамичный до экстаза. Выходит из него человек-водитель в синих спортивных шортах и футболке. Открывает багажник. И начинает выгружать деревянные коробки с помидорами. Привез товар. Объявляется конкурс: что за сценой? Что за мотивация и что за судьба?

Макдональдс здесь такой же по вкусу (уф, выполнила завет).

Кварталы сменяют кварталы – и путешественник телепортируется из одной страны в другую, как по мановению волшебной палочки. Только одинаковая, узнаваемая, архитектура домов от второго этажа и выше позволяет мне сохранять здравый рассудок. Все, что ниже 2 этажа меняется внезапно и радикально. Выйдя из метро, я оказываюсь в Гонконге. Сильно пахнет кипящим маслом и вонью, иероглифы, как паучки, разбегаются по вывескам. Ничего не понятно, вокруг кишат одинаковые люди с раскосыми глазами и гладкими короткими черными волосами. Разговаривают на своем языке колокольчиков. Лавки, лавки, лавки, сумки, штучки, шарфики, ногти, стрижки, лавки, кушать, жарят, грузят, сумки, кушать, кушать, сумки, шмотки, брелочки.......

Бац – я в Латинском квартале. Или в Сен-Жермен. Ист Вилледж. НИ ОДНОГО КИТАЙЦА. Ну, может, один. Как будто они не переходят невидимую границу. Здесь кафешки и богемно-молодежная туса. Девочки в длинных и не очень блеклых сарафанах и простых черных вьетнамках населяют эту страну.

Почему я привожу отсюда так мало фотографий? Потому что я не успеваю их делать!!! Я теряюсь. Я стою здесь посреди жизни с раскрытым ртом, а мимо меня в бешеном темпе все это проносится. Попробуй, запечателей формулу 1.