Пламя свечи.

11.09.2012

«Чертов ЖЭК с его самовольными правилами! Он будто знал, что этот вечер я проведу дома! И его обязательно надо сделать незабываемым!» - ругался про себя Раду, зажигая свечу и аккуратно ставя ее на стол. Обычно спокойный, уверенный и невозмутимый, сейчас он кипел от злости и негодования. «Ну в кой-то веке удалось разобрать все дела на неделе и разгрузить выходной, чтобы потом темным уютным вечерком, растянувшись на большом мягком диване с чашкой кофе и бутербродом, посмотреть телевизор, представить, что ты дома. Но нет! Мать Россия, т. е. Молдавия, хотя, в общем-то, родство весьма ощутимо, не даст своим детям спать спокойно!»
Зимний день кончился быстро, а ночь обещала быть о-очень длинной.
- Это все, что ты нашел? – низкий голос вырвал его из своих мыслей.
- Скажи спасибо, что я вообще что-то нашел! – зло огрызнулся Раду и тут же быстро добавил, опомнившись, - Извини. Это я не на тебя злюсь…
- Да ладно, - меланхолично отмахнулся Арс, бесшумно шагая босыми ногами по ковру.
То ли ночь действовала на этого парня успокаивающе, то ли просто вымотался за неделю, то ли сам по себе утих – но Арсений не шутил, не смеялся до упаду, не бросался подушками и вообще вел себя тихо, будто это ему было 26.
И вновь угнетающая тишина и полумрак.
Пламя свечи мерно колышется, наполняя комнату причудливыми тенями. Они пляшут в своем диком танце, заставляя озираться с непривычки.
Тихое, неподвижное пламя, наклоняющееся то влево, то вправо… Ярким, ослепляющим контуром устремленное вверх, с синей полупрозрачной сердцевиной, в которой живет фитилек…
Смотришь на огонь и успокаиваешься… Пошел он к черту этот ЖЭК…
Как интересно осматривать комнату сквозь пламя свечи… Все выглядит совершенно по другому. Шкафы и кресла становятся громоздкими, чересчур темными, зло-черными, с удлинившимися устрашающими тенями, слишком старыми для этой квартиры. Торшер и люстра теряются на фоне свечи, она горит, а они, друзья ночной жизни, дети двадцатого века – нет. Комната сжимается и в тоже время утопает, теряет всякие границы, становясь сплошной черной дырой.
Восковые слезинки сползают по ровному стволу свечки, оседая и остывая на подставке… Совсем как человечекие…
Арс на диване, подпирая одной рукой висок, другую облокотил на подставленное колено в полузакатанных штанах, выгодно подчеркивающих стройность и красоту его ног. И полурастегнутая рубашка, обнажающая его красивую грудь… Свеча и его рисует по другому…
То он похож на бога, задумавшегося о чем-то важном, с темными пронзительными глазами, суровыми чертами мужественного, грубого лица, обвитого черными тенями, то на спокойного, устало улыбающегося человека, утонувшего в приятных воспоминаниях… Тени скрывают часть его фигуры, опутывают манящей тайной, ярко подчеркивают черты лица, вырез груди и ноги…
Мерное огненное пламя отражается в шоколадных, бездонных глазах, неотрывно следящих за другом… Пламя незаметно проникает внутрь, собираясь поделиться своим буйством…
«А Арс красив… У него очень красивые губы… И грудь…»
Он приникает к полным чуть приоткрывшимся в ожидании губам, лаская мягкими пальцами могучую грудь, падая в теплые сильные объятия. «Какие вкусные губы… какие страстные губы…» Раду бьется с напором, с которым Арс впивается в него, хочется отступить, чтобы полностью не утонуть в этом омуте, не поддаться искушению серо-голубых глаз, но нет возможности…
С радостным восторгом слышишь сиплое дыхание над ухом, чувствуешь чуть влажные дрожащие пальцы на плече, в то время как твои губы ласкают его грудь… приникают к затвердевшим темным соскам, как язык скользит по рельефным, напрягшимся мышцам…
Поднимаешь взгляд, чтобы увидеть безумную дымку, заволакивающую его глаза… Прильнуть к покрасневшим приоткрытым губам, в сотый раз открывая для себя этот вкус…
Ощущать его сбившееся хриплое дыхание в себе, чувствовать его сердце на губах, ловить волну дрожи, бьющего его тело – именно для этого твои губы скользят к животу, приведенному в совершеннейший порядок.
Изучить до последней мелочи, покрыть плотным полотном поцелуев, до тех пор пока крики желания не будут вырываться из его уст!
Пламя разгорается, обжигает сильнее, заставляя воздух вокруг накаляться и трепетать, огненные языки бессердечно стирают яркость его образа, размывают картинку…Но они не в силах забрать его голоса, его хриплых стонов, его молящего шепота, его страстных криков…
В его глазах огонь, в его теле пожар… Он делится им, ты чувствуешь это через поцелуй, через крепкие облетающие тебя объятия… Ты счастлив, что горишь в одном с ним огне…
Твои пальцы исследовали, узнали много, но они жаждут большего… Губы горят, но хотят того же…еще ниже…
Горячей, возбужденной плоти, его сока…
Он что-то бессвязно шепчет, его пальцы зарываются в твои волосы, нервно их перебирают…
Он вкусен… он вкусен вдвойне, когда так кричит… когда на всем его теле роспись желания и блаженства…
Вдыхать его аромат, пьянеть от его запаха, вкуса, его желания… кидать свое сердце в огонь, чтобы пожар не утих… чтобы еще раз увидеть возбуждение и желание на его лице… Он изгибается, кричит и изливается, крепко прижимая тебя к себе, заталкивая себя в тебя до конца не для того, чтобы причинить боль, просто рефлекторно…
Все, до последней капли, до последнего вздоха твое, в тебе…
Это уже не пожар, это уже не просто разгоревшаяся свеча, это настоящее адское пламя, жестокое и беспощадное, съедающее все без остатка, не дающее шанса отступить, повернуть назад, забирающее жизнь в обмен на наслаждение, смешанное с зловещим смехом дьявола, преданно служащее ему…
Больше… еще больше криков, стонов, просьб… ты хочешь, чтобы он кричал под тобой, чтобы выгибался в страстных стонах, чтоб мышцы, как тетива лука – до предела… до края!
Незаметно в этом бушующем пламени ты проникаешь в него, с головой окунаясь в огонь… Ты видишь его лицо, чуть подрагивающее, влажное от пота, который ты сейчас же слижешь языком, украшенное сладкой болью, страхом и восторгом…
Ты часть огня, ты его движение, его неотъемлемое целое, ты безвозвратно горишь… Горишь, чтобы стать пеплом на его теле навсегда…
И он выгибается, прижимаясь к тебя, впуская тебя до конца, страстно желая быть частью тебя… И от этого еще жарче, еще лучше, хотя воздуха почти не осталось, легкие съел дым и кислота…
Дым застилает глаза, заставляет слезы появляться на глазах Арса, старается спрятать вас друг от друга… не выйдет!
Ты вновь и вновь целуешь его, пробуждая в нем желание, раздувая горячие угли возбуждения, чтобы вновь превратить их в неистовый огонь… чтобы он двигался вместе с тобой в этом бесконечном убыстряющемся огненной вихре…
Собственный стон звенит в ушах, его яростные радостные крики раздирают тело на части, скручивают в бесконечной дрожи… тело словно гитарная струна, натянутая до предела…
Жизнь – за один лишь вздох…
Твой…
Мир – за один лишь взгляд…
Твой…
Смерть – за один лишь поцелуй…
Только твой…

Что-то метнулось по стене, вернув грани реальности и брада на место… Это резкий выдох потревожил пламя свечи, и то создало странную тень, юркнувшую в угол…
«Что было? Сон или явь?..»
Раду пробежался дрожащей рукой по влажным от пота волосам, с ужасом наблюдая за тем, как бешено бьется сердце, как тело отзывается каждому его удару, как оно напряжено…
Он кинул взгляд на Арса…
Тот по прежнему сидел на диване, исчезнув в собственных мыслях, с взглядом, полным задумчивости…
ДА, этот вечер действительно не забудется долго…