Последствие зимней депрессии № 3

11.09.2012

Название: Несудьба.
Автор: Кицунэ-тян.
Бета: Zenbu.
Персонажи: Наруто/Нейджи.
Жанр: romans.
Рейтинг: R.
Дисклеймер: все ваше, господин Кишимото.
Размещение: запрещаю.
Предупреждение: автор страдает странным ассоциативным рядом - писалось на картинку.

- … после чего я пришел к вам с докладом.
- Это все?
- Да, Хокаге-сама.
Хокаге рассматривает АНБУ, опустившегося перед ним на одно колено: стандартная форма, длинные темные волосы…
- Встаньте, капитан.
… и маска Журавля.
- Нейджи, сними маску.

- А, ну стой! Все равно поймаем! Держите его!
Наруто, улепетывая от преследователей, свернул в переулок и забежал в первую попавшуюся дверь. Несколько мгновений глаза не могли приспособиться к полумраку помещения, затем выхватили детали из обстановки: витрины, полки, сверкающие штуки и шкаф, в глубине лавки. Наруто подбежал к шкафу, распахнул дверцу и залез внутрь, стараясь как можно плотнее прикрыть за собой створку. Он запутался в каких-то тряпках и испуганно замер, когда сверху на него что-то свалилось. Воздуха катастрофически не хватало, а сердце билось так, что в ушах гремело, и, казалось, сейчас выпрыгнет из груди.
- Эй, не ходи туда.
- Я тебе говорю, он забежал сюда, ему некуда больше деться, - раздались голоса преследователей снаружи.
- Молодые люди, я могу, чем-то вам помочь? – послышался новый голос.
- Ну, это, сюда белобрысый мальчишка не забегал? – спросил кто-то из преследователей.
- Нет, я никого не видел.
- Но ему больше некуда деться, здесь же тупик!
- Ничего не знаю, - не согласился голос, - если у вас все, покиньте, пожалуйста, помещение.
Недовольный гул голосов преследователей, стук закрываемой двери, постепенно затихающий звон входного колокольчика, больше ничего Наруто не услышал, как бы он не старался. Тишина, ни шороха, ни вздоха.
- Молодой человек, я думаю, что вы можете покинуть свое убежище. Вам уже ничего не грозит. В жизни найдутся дела поважнее, чем обниматься с моим старым тряпьем, - произнес за дверцей шкафа все тот же голос.
Наруто ничего не осталось, как выбраться из шкафа. Он замер перед взрослым.
- Простите, пожалуйста, я больше не буду, – признался Наруто своим сандалям.
- Ничего - ничего. А как тебя зовут?
Этот момент Наруто всегда ненавидел больше всего.
- Удзумаки Наруто, - нехотя признался он.
- Очень приятно, Удзумаки Наруто, меня можешь звать мистером Франком, - ответил взрослый и протянул ему руку.
Наруто в шоке рассматривал протянутую для рукопожатия руку и, наконец, решился взглянуть на стоящего перед ним человека - старика, в чужеземной одежде, со странными очками - без дужек, но на веревочке, прикрепленной другим концом к одежде. Старик смотрел на него и улыбался.
- Э-э-э, очень приятно, мистер Франк, - Наруто, наконец, осмелился пожать руку.
- Взаимно. Ну, что привело тебя в мою сувенирную лавку, мне ясно. Можешь остаться и осмотреться.
Наруто оглянулся и понял, что попал в самую странную лавку в своей жизни, ничего подобного он не видел. Витрины и полки заставлены предметами, часть из которых он даже не знает. И все эти вещицы сверкали, переливались и звучали.
С тех пор лавка мистера Франка стала сокровищницей для Наруто. Там были кинжалы в красивых ножнах - они были непригодны для боев, зато выглядели красиво; на стенах висели разнообразные часы, а одни - в два раза выше Наруто - стояли у стены, и громко отбивали каждый час; музыкальные шкатулки с кружащимися на одной ноге девочками в смешных юбочках, лодки со странными парусами, зачем-то разрисованные и украшенные камнями куриные яйца, маленькие фонтанчики, смешные статуэтки, стеклянные шары, в которых, если их потрясти, начиналась метель, миниатюрные якоря и сотни других, иногда знакомых, иногда незнакомых штучек.
Мистер Франк всегда был рад видеть Наруто и с охотой рассказывал о предметах из своей лавки. Старику редко когда удавалось поговорить о своей любви к сувенирам, в лице же белокурого малыша он нашел самого преданного для себя слушателя, который, правда, к концу рассказа, иногда забывал о его начале.
- Дедушка Франк, дедушка Франк, что надо сделать, чтобы понравиться девочке? – задал однажды вопрос Наруто, потирая живописный фингал.
- Ну, например можно подарить ей сувенир.
- Сувенир?
- Да, я же тебе говорил, сувенир - не просто подарок, это память о человеке его подарившего, - пояснил мистер Франк, - то есть, глядя на твой подарок, она будет всегда вспоминать о тебе.
- Да? Классно! Только, чтобы ей такое подарить? – озадаченно поинтересовался Наруто.
- Ну-у, все девочки любят кукол, - улыбнулся лавочник, - посмотри, может какая понравиться.
До этого момента Наруто не обращал внимание на кукол, они были ему не интересны, и сейчас рассматривая их, пришел к выводу, что пухлые щеки, голубые глаза навыкате, белокурые локоны – выглядят очень по-дурацки.
«Нет, такой классной девчонке как Сакура не могут нравиться такие глупышки. Что же ей подарить тогда?» - думал Наруто, рассматривая полки.- «Что же ей может понравиться? Что это?»
На последней полке за стеклом стояла кукла: блестящие темные волосы, большие серые глаза и белое кимоно. Она была совсем не такая как те другие: красивая кукла высокомерно смотрела на него со своей полки, и Наруто охватило странное чувство, как-будто… Мальчишка не успел ухватить свою мысль, когда прибежал Киба и позвал его играть в прятки, и он быстро забыл, о чем только что думал. Однако Наруто снова пришел в сувенирную лавку и, взглянув на Нее, чувство вернулось: она холодно взирает на него сверху, а он, наконец, понял, что это было за чувство – одиночество. Наруто как никто знал, что значит быть одиноким. С тех пор Наруто все чаще приходил, чтобы полюбоваться на куклу. Он никогда не спрашивал у старика ее стоимость, Наруто сразу понял, что Она слишком дорогая для него.
Постепенно Наруто начал осознавать, что это зашло слишком далеко: его все время тянуло в лавку, но не как раньше слушать истории старика о «штучках», а взглянуть на Неё. Это было каким-то наваждением! В конце концов, он мальчишка, а в куклы играют лишь девчонки! И Наруто дал сам себе обещание, что не будет приходить в лавку старика Франка месяц. Наруто всегда держал свои обещания, даже будучи ребенком, и не показывался в магазине месяц. Иногда его тяга к Ней отпускала и, казалось, что он совсем освободился, иногда его непреодолимо влекло в лавку, и только дикое упрямство не давало сорваться и нарушить обещание.
Месяц прошел и начался другой, и Наруто поймал себя на мысли, что его совсем не тянет к кукле. Он освободился от наваждения, и, значит, снова может приходить в лавку к старику Франку и слушать его истории.
- Здравствуй, Наруто, - поприветствовал его лавочник. - Давненько ты к нам заглядывал.
- Здравствуйте, - Наруто улыбнулся, старательно не смотря на верхнюю полку, - был очень занят в Академии.
- Ясно, – произнес старик. – А у меня новое поступление, хочешь посмотреть?
- Да, конечно! – все как раньше, также восхищенно горят глаза, и Наруто весь превратился во внимательного слушателя.
- А вот такие веера очень популярны у знати страны Камня. А это курительница для благовоний с далеких островов, у них есть такая особая трава, называется… Наруто, что случилось? – обернувшись, спросил лавочник.
- Дедушка Франк, а где Она… кукла?
- А, ты про нее. Видишь ли, Наруто - это необычная кукла.
- Необычная?
- Да, она единственная и неповторимая, второй такой нет в целом свете. Мастер разбивает форму ее лица, после изготовления куклы, чтобы никто не смог ее повторить.
- Значит, она очень дорогая?
- Да, Наруто, но не в этом дело. Такие куклы сами выбирают себе хозяина. Если бы ей не понравился человек, я бы ее не продал. Такова судьба. Наруто, ты куда?
Ответом ему послужил стук захлопывающейся двери.
Наруто, не глядя по сторонам, шел по дороге.
«Ну почему, почему?» - Он ожесточенно пнул жестянку, подвернувшуюся под ноги. – «Ну почему она не выбрала его?»
Через две недели Наруто узнал, что старик Франк умер.

Переплетение теней, переплетение тел.
Гладкая бледная кожа, сильное мускулистое тело - великолепное творение природы, которое не испортил человек.
- Живи, Нейджи.
Тянущаяся к нему рука, тонкие пальцы - любовник, способный убить одним прикосновением.
- Не умирай, Нейджи.
Длинные подрагивающие ресницы, замутненные страстью всевидящие глаза.
- Это мой приказ, Нейджи.
Искаженное судорогой страсти лицо. Всполохи света перед глазами. Кровь, гремящая в ушах.
- Нейджи, сними маску.
 (493x510, 67Kb)