Сердце Ада

11.09.2012

Сердце представляло собой огромный валун, возвышающийся на самой окраине Темных Земель. Одинокий черный камень, покрытый трещинами и следами выветривания. Окружающая его степь была бесплодной, в горах на востоке гнездились драконы и любой пришелец мог бы наблюдать причудливые виражи молодых дракончиков в небе.

Эта скала была излюбленным местом пикников местной молодежи — в полдень черная глыба давала достаточно тени, ночью — медленно отпускала накопленное за день тепло. Но сегодня около камня было тихо. Большой черный пес улегся рядом, привалившись боком к нагретой поверхности, и довольно зевнул. Он любил иногда забегать сюда и лениво следить за дракончиками. Их воздушные танцы никогда не повторялись и через некоторое время начинало казаться, что ящерки чертят в небе неизвестные руны, поняв которые, можно приобщиться ко всем тайнам мира.

Близился полдень и пес совсем разомлел на солнце, когда чутье предупредило — "Чужак!" На горизонте показался всадник. Еще один паладин собирался штурмовать Адскую Святыню. Пес приподнял голову и слегка ощерил клыки. Сердце Ада не вызывало у него никаких особых чувств и, в общем-то, на равнине были и другие места отдыха. Скорее всего, он никогда не слышал и такого громкого названия для той одинокой скалы, у которой сейчас грелся, а узнав про все легенды, с ней связанные, был бы весьма озадачен. Однако странный чужак потревожил его отдых — это раздражало. Да и прятаться от подобных тому нелепому воину, что настороженно озирал сейчас степь, не входило в привычку. Кроме того, пес отдохнул, был полон сил и возможность размяться, пусть рискованная, наполнила его злобной, шальной, игривой радостью.

Зверь на мгновение замер, сосредоточился и начал трансформацию.

Через минуту приближающийся всадник услышал громовой рык и дорогу ему преградило Чудовище. Три оскаленных пасти, змеиный хвост хлестал по бокам... Одна из древнейших легенд упоминала о Страже Преисподней — и вот страж во плоти стоял перед человеком.

Будь Светлый более наблюдателен, он мог бы заметить шаловливую искорку в глазах Кербера. Будь он более благоразумен — повернул бы коня назад. Пес не нападал, он смотрел оценивающе-выжидающе. Но вера в освященный меч и убежденность в правоте Святого Дела затуманили разум. Человек выхватил оружие.

Битва, а скорее, бойня, закончилась быстро. На стороне пса был многовековой опыт, пренебрежение какими-либо правилами ведения боя (кроме одного — победить) и ужаснувшая соперника нечувствительность к воззваниям и молитвам.

Снова принимая более удобный облик, пес посматривал на трупы человека и лошади рядом с камнем. Уютное место пикников оказалось изгаженным. Впрочем, пса это не волновало — молодые, всегда голодные драконы наведут порядок за следующий день, а доспехи и меч пополнят коллекцию какого-нибудь юнца. Зверь глянул на небо, отметил, что собираются тучи и размашистой рысью двинулся к городу.

Пару часов спустя темная тень навалилась на дверь небольшого пригородного особняка. Еще трансформация, душ, холодное пиво. Мужчина устроился за компом и с головой погрузился в какие-то вычисления — за время прогулки появилось несколько свежих идей.

Сердце Ада оставалось неприступной твердыней.