Ширяево (август 2007)

11.09.2012

Рассказ о двух поездках, под Троицк и в Калужскую область. Поездки объединены одной "маньячной" идеей, о которой подробнее - внутри.

Началось всё на даче. Я недавно приобрёл атлас Подмосковья, и мы сидели его изучали. Лёху очень заинтересовал алфавитный указатель населённых пунктов. Как известно, названия русских деревень повторяются с примерно постоянной частотой. Таким образом, в указателе атласа имелись 23 Ильинских, 37 Никольских и 42 Горок. И там же Лёха нашёл всего лишь 11 деревень с названием Ширяево. Эти деревни заинтересовали его особо: с ним в колледже в одной группе училась Маша Ширяева. Они с Машей, конечно, общались не очень часто, и она его никак не интересовала, но, тем не менее, родилась идея. Идея была не много не мало – посетить все доступные деревни Ширяево. Прочувствовав всю глубину затеи, я предложил Лёхе себя в качестве попутчика, и он тут же согласился, поскольку не был уверен, что кто-либо из его друзей способен на такие безбашенные путешествия. Мы тут же уселись с атласом за столом и принялись находить эти деревни на карте и прикидывать варианты маршрутов. За один день их все объехать, естественно, было нереально, мы даже и не думали об этом. Первое Ширяево оказалось настолько близким, что Лёха решил ехать туда на следующий же день, не откладывая. Оно находилось в Волоколамском районе, недалеко от станции Дубосеково, то есть совсем недолго на электричке от Румянцево. Я туда не поехал, у меня были какие-то дела.
Ширяево, находящееся в Ивановской области, было отметено за крайней удаленностью, как от Москвы, так и от ближайших железнодорожных станций. Как туда добираться, было совершенно непонятно. После некоторых раздумий было отброшено Ширяево на границе Калужской области и Можайского района Московской области: километров 50 от ближайшего более-менее значимого населённого пункта. Оставшиеся 9 деревень уже были достижимы, и мы разработали маршруты, стараясь объединить несколько деревень в одну поездку. Так удалось объединить две деревни, находящиеся в Калужской области.
Первое Ширяево, посещённое нами вдвоём 21 августа, находится в Наро-Фоминском районе, под Троицком. Добраться туда не составило труда: я проезжал Троицк по дороге к Мише на дачу (за Красной Пахрой). Это было по Калужскому шоссе, на автобусе. Автобусы там ездили с турникетами, но за турникетами всегда сидела кондукторша и брала деньги в зависимости от пункта назначения. Обычно при этом она говорила: «Проезд стоит 40 рублей, но давайте лучше по 25 и проходите так…» 25 рублей при этом оставались у неё. Также было и в нашей поездке. Жара в тот день стояла невыносимая, мы купили двухлитровую бутылку воды и выдули её до дна в автобусе. Ехать до Троицка около 45 минут. Вышли мы не в самом Троицке, а в Ватутинках-2, оттуда шло шоссе, по которому можно было добраться до Ширяево. Несмотря на жару, мы решили идти пешком: во-первых, автобус ходил редко и по расписанию, ждать его было очень долго, а во-вторых, расстояние тут было совсем небольшое, километра 3-4, и пользоваться автобусом было бы совсем неспортивно. Мы шли пешком, прошли по микрорайону «В» города Троицка в благодатной тени деревьев, но потом, когда мы вышли из города, местность была открытая, пекло невыносимо. Мы останавливались каждые 15 минут в любой тени и отдыхали. Воды у нас уже не было. Я был в кепке, а вот Лёха об этом дома не подумал, ему жарило голову, и я посоветовал ему снять майку и сделать из неё «чалму». Получилось очень по-деревенски. С огромным трудом мы дошли таки до лесного участка. Он был совсем небольшим, а за ним снова начиналось поле. Впереди был какой-то завод. Ориентироваться было совсем непросто: что-то у нас не сошлось, и мы никак не могли определить, где же поворот на Ширяево. Наконец мы отметили, что дорога, не обозначенная на карте, выглядела совершенно новой. Это была грубо уложенная бетонка, судя, по указателю, ведущая в новый дачный посёлок. А вот следующая дорога, как раз за маленькой речушкой, грунтовая, уже и вела в Ширяево.
Мы прошлись по деревне, с любопытством глядя по сторонам. Лёхе подвернулась удача: он нашёл таблички на домах с надписью «Ширяево», что для него было одной из целей. Здесь было много «новорусских» богатых домов с высоким забором и автоматическими воротами, встречались и старенькие вросшие в землю деревенские домики. Дойдя до конца деревни, у ворот крайнего дома мы увидели мужика, копавшегося в синем побитом «УАЗике» со срезанной крышей: у него не было даже ветрового стекла. Во дворе, однако, стояла иномарка, на которой он, видимо, ездит в город. Мы загляделись на мужика, и он спросил, чем мы заинтересовались. Мы остановились и ответили, что просто гуляем, приехали из Москвы посмотреть на деревни. Он ответил: «Да я вижу, что вы с Москвы, у вас на морде написано!» У Лёхи был в руках его дорогой зеркальный фотоаппарат «Nikon DS70», да и одеты мы были по-городскому, так что ничего удивительного. Мы поговорили с мужиком – говорил в основном Лёха. Поговорили о городской жизни – мужик сказал, что он даже когда в Троицк ездит, долго не выдерживает городской духоты, а поездки в Москву – вообще ад. Пожаловался, что и тут житья почти никакого нет, завод пластмассовый отгрохали. Этот завод был на другой стороне шоссе, по которому мы пришли. Да и «новые русские» застроили всё, проход к пруду перекрыли. Говорит, пора перебираться в Калужскую область, на что мы с радостью ответили, что как раз собираемся в ближайшее время и туда съездить. Лёха расспросил ещё, есть ли здесь водоёмы, где можно искупаться. Мужик рассказал. Нам понравилось, как он измерял расстояния: «Вот там, через четыре поля – прудик, а вон в ту сторону – два поля, да ещё лесочек – там тоже можно искупаться». Мы сказали, что пойдём погуляем вокруг деревни. Мужик обернулся – там подошла его дочка лет 9. «Ирочка! Не хочешь с мальчиками погулять?» Ирочка замотала головой: стесняется. Мы поблагодарили за беседу, попрощались и пошли дальше. Далеко ходить мы не стали, обошли деревню и вернулись на шоссе. Там обнаружилась автобусная остановка, так и называющаяся: Ширяево. Рядом с остановкой был завод мороженого с фирменным ларьком, в котором мы и купили по стаканчику. У проходной жарился на солнцепёке вахтёр в тёмно-синей форме. Его единственная задача была открывать шлагбаум грузовикам, развозящим мороженое.
Мы изучили расписание автобусов. Здесь ходила даже маршрутка до Москвы, но мы решили ехать в Апрелевку – автобус прибывал через 40 минут. В ожидании мы просто сидели на скамейке и ничего не делали. Лёха позвонил своему другу Илюхе и похвастался, куда мы сегодня заехали.
Приехал автобус, мы сели на него. Примерно через полчаса мы приехали в город Апрелевка. Город большой, часть домов в нём пятиэтажные, часть – частный сектор. Улицы были названы с юмором в тему названия города: Сентябрьский бульвар, Августовская улица. Автобус довёз нас прямо до станции, где в ожидании электрички мы купили и съели по банану.

30 августа 2007.
Оставались всего два дня законного летнего отдыха, и их мы с Лёхой решили посвятить большой Ширяевской экспедиции. Нам предстояло найти сразу два Ширяева, а заодно мы намеревались погулять по Калуге и Туле. Изначально маршрут предполагался такой: Москва – Калуга-II – Бабынино – Ширяево – обратно в Бабынино – Сухиничи – Суворов – Ширяево – обратно в Суворов – Тула – Калуга-I (через Алексин) – Москва. Но после ознакомления с расписанием поездов маршрут был сокращён. Из рассказа Сергея Силантьёва о поезке в Брянск в 2004 г. я узнал о пересадке с девятичасовой электрички Москва – Калуга-I на электричку в Сухиничи в Муратовке и ориентировался на неё. Рейсов Сухиничи – Суворов не оказалось, по направлению Козельск – Тула дизель ходит не каждый день, и как раз в четверг и пятницу он не ходит. Поэтому Тула была вычеркнута из маршрута, а до Суворова мы решили добраться автобусом из Калуги, который ходит примерно каждые два часа. Там же мы планировали и заночевать. Для этого мы попросили у тёти Наташи спальник и палатку.
Итак, утром 30 августа мы выехали на Киевский вокзал. Лёха там уже не раз был, найти, где что, не было проблем. Билеты до Калуги стоят больше 180 рублей, и мы подумали, что стоит взять не до конца, но на большую часть пути, чтоб гарантированно пройти контролёров. Посовещавшись, мы взяли билеты до Малоярославца. Сергей Силантьев с женой брали до Суходрева, но выигрыш в цене при этом получался совсем мизерный.
К тому времени как мы вошли на платформу, электричка уже стояла, Обычная рижская «семёрка» зелёного цвета, судя по длине – 12-вагонная. Народу в ней было уже довольно много, почти все сидячие места были заняты, но мы нашли ещё два свободных, да ещё и у окна. Правда, потом пришла бабка из тех, кого хлебом не корми – дай поскандалить. Всю дорогу (она вышла в Наре) она ворчала, что эти места «инвалидные» и здоровым людям здесь сидеть нельзя. Как ни странно, это отнюдь не относилось к нам, более того, когда Лёха зашевелился и привстал, чтобы сесть поудобнее, она сказала ему: «Сиди-сиди, сынок, ты мне не мешаешь». Зато какого-то деда, который решил сесть между ней и Лёхой, она довела до того, что он ушёл в другой вагон. Странно, но почему-то все торговцы, ходившие по вагонам, почтительно здоровались с этой бабкой.
В районе Обнинского прошёл контроль – два мужика. Мы показали билеты до Малоярославца, а другие пассажиры платили мзду. После этого мы успокоились, но в Малоярославце появилось нехорошее предчувствие. Вдоль вагона быстро прошли несколько неопрятных граждан с беспокойными лицами и скрылись в тамбуре. Однако компания явных «зайцев» в соседнем купе вроде продолжала сидеть – значит, всё нормально. Однако перед Ерденевым в вагон ворвались две злобные тётки. Да, Сергей Силантьев оказался прав, взяв билеты до Суходрева. Наши соседи сорвались с мест и бросились в противоположный тамбур, но тут произошло доселе мной невиданное: одна из тётенек бросилась бегом за ними, норовя схватить последнего за шиворот. Погоня перешла в другой вагон, и чем всё закончилось, мы не знаем. Другая тётя подошла к нам, и мы с равнодушным видом подали ей наши закончившиеся билеты. Она уже было достала щипцы, но заметила таки: «Это ещё что такое?! Та-ак, куда едем? В Калугу?!» Мы переглянулись. «Нет, в М-муратовку», – ответил я чистую правду. Она поверила, но тем не менее выписала полный штраф. Это нанесло удар нашим финансам, которые не были то чтоб очень большими. Так, по прикидкам, должно вроде хватить, но на непредвиденные нужды явно маловат запас, да и к тому же неизвестно, сколько может стоить автобус до Суворова.
Занятый этими мыслями, я не мог сосредоточиться на изучении окружающих ландшафтов. А посмотреть было на что. Мы находились уже в Калужской области, перегоны между остановками стали существенно длиннее, а дорога выписывала на местности крутые повороты и подъёмы. Вскоре приехали в Тихонову Пустынь, а там уже начиналось ответвление на Калугу-I, находящуюся в стороне от основной магистрали. Муратовка – первая станция, на которой можно пересесть на поезд до Сухиничей.
Мы вышли на платформу и, дождавшись, пока наша электричка уедет, пошли через пути к симпатичному вокзальчику.

Там были приобретены билеты. До поезда оставалось ещё 20 минут. Мы вышли на платформу на Сухиничи – она оказалась с другой стороны вокзала. Дальше – цитирую Сергея Силантьева: «В это время раздался свисток, и на станцию с дизельным присвистом въехала АС-ка из Фаянсовой». Это был дизельный поезд, очень необычный, зелёно-серой окраски, весь такой лёгкий, игрушечный на вид. Двери открывались как в некоторых автобусах: отъезжая наружу, а затем в сторону. Головные вагоны сильно отличались от средних: кабина машиниста в них была с обеих сторон.

Когда дизель уехал, мы сели на бетонную плиту и решили пообедать. Оказалось, что миску с мясом мы забыли утром достать из холодильника. Ели сыр «Рокишкио», откусывая его большими кусками. Голод слегка унялся. Покупать ничего мы не хотели, экономя деньги.
Вскоре объявили: «Электропоезд до станции Сухиничи прибывает на 6-ой путь к 4-ой платформе». Это была самая обыкновенная на вид электричка. Смотрю в записи С.Силантьева – да, это тот самый состав. Но то ли Сергей упустил дополнительный индекс, то ли что-то изменилось за три года, но электричка имела номер ЭР2-К-1114. Скорей всего, второе, потому что салон «единички» совсем не было похож на привычный нам интерьер поездов депо Нахабино: всё новое, сверкающее, на окнах стеклопакеты, форточки открываются не вверх, а внутрь вагона. Видимо, состав прошёл капитальный ремонт, за что и был награждён буквой «К». [Тогда я впервые столкнулся с поездами, прошедшими капитальный ремонт в Москве и имеющими индекс «К», и ничего об этом раньше не слышал, потому что не сильно интересовался. Состав ЭР2-1114 действительно прошёл КР в 2005 году, то есть С.Силантьев видел его до ремонта.]
Цитирую дальше: «После Воротынска объявили не 196 км, а некое Кромено». Так было и на самом деле, но на платформе по-прежнему было указано «196 км», хотя табличка выглядела новой.
Пейзажи за окном были уже совсем другие, нежели в Московской области, а дорога петляла и прыгала по горкам ещё сильнее. До Бабынино доехали очень скоро, хотя казалось, что почти полпути до Сухиничей – это неблизко. Спустились на платформу – и надо было искать автобус в сторону Ширяево. Подходил нам из всех вариантов лишь маршрут на посёлок Газопровод, и то полпути всё равно придётся ловить попутку или идти пешком.

Вокзал в Бабынино

Всё, что надо на селе

В ожидании автобуса мы посетили местный магазин и слегка перекусили. Автобусы здесь – ПАЗики типа «катафалк». Ходят в том числе на Калугу через Воротынск, что мы взяли себе на заметку. А пока мы сели в автобус до Газопровода. «За проезд, пожалуйста!» – сказал водитель. А сколько до поворота на это, как его…» – «На Утешево? Пять рублей!» Поехали. Совсем недалеко, километра три. Когда мы вышли, стало ясно, что с попутками тут всё не так просто. Дорога грунтовая, абсолютно пустая. что ж поделаешь, идём пешком. Окружающий ландшафт разительно отличается от Московской области. Небольшие рощицы и огромные, обширные поля. Местность просматривается чуть ли не до горизонта, далеко вдали видны другие деревни – это позволяет ориентироваться даже по атласу с его 3,5-километровым масштабом. Более того, я был поражён, насколько точно «зелёнка» на карте соответствует реальным очертаниям лесных массивов. Именно по ним нам пришлось в основном ориентироваться. Дело в том, что на дороге, примерно на 2/3 пути до Ширяево, была указана деревня Башутино. Но на самом деле с дороги было видно лишь два домика в маленькой дубовой рощице. Никаких указателей, естественно не было. И лишь благодаря соответствию границы леса слева от дороги с областью зелёного цвета на карте, мы определили, что Ширяево чуть дальше.
И в самом деле, пройдя ещё километр, у четвёртого километрового столбика (кстати, они не были пронумерованы, просто синенькие таблички) обнаружилась дорога, ведущая к трём домикам. Мы направились по ней и скоро очутились в собственно деревне. Надо сказать, нам там не были особо рады, попавшаяся по пути тётка что-то буркнула в ответ на наше «Здравствуйте», и нам как-то расхотелось продолжать контакт с местным населением. Погода неожиданно испортилась: набежали тучи и стало сыровато. Мы пошли по деревне – оказалось, что она довольно большая, 20-30 домов, не меньше. С дороги этого почти не видно. Сделав круг и не найдя табличек с названием, мы вернулись на полевую дорогу и скоро вышли обратно на шоссе. Был уже пятый час, надо было торопиться, чтобы успеть на пятичасовой автобус в Калугу. И тогда мы решили поймать одну из редких, но проезжающих всё же по этой дороге попуток. Нам попался грузовой минивэн. В кабине сидели мужик и тётка. Я приоткрыл дверцу и раскрыл рот, чтобы попросить подвезти до Бабынино, но мужик прикрикнул: «Залезай, чё встали?» Мы залезли в заднюю часть, там оказалась грубая скамья, покрытая клеёнкой. Мужик мчал изо всех сил по грунтовке, выехал на шоссе в Бабынино, ни о чём нас не спрашивая, лишь бурно обсуждал что-то со своей женой. Что характерно, они сначала пересекли Киевскую дорогу, а потом уже спросили, куда нас подвезти. Мы попросили на вокзал, и нас подвезли до центра посёлка, откуда мы уже без труда нашли вокзал.
В пять часов подъехал «ПАЗик» на Калугу. Только взглянув в атлас, я оценил значение примечания «через Воротынск». Вместо того чтобы ехать по прямому Киевскому шоссе, автобус медленно тащился по узким убитым дорогам, то и дело спускаясь и взбираясь на горки. Часть пути он проделал даже по грунтовке, пересчитав нашими задницами все камни и ухабы. Старенький автобус глох после каждой остановки с непоколебимым постоянством. Поездка оказалась долгой и утомительной. Нормальная дорога началась только после Воротынска. Некоторое время автобус ехал по дивному сосновому бору, а затем, когда мы выехали из Леса к Оке, открылся захватывающий вид на Калугу. Город располагался на высоком холме на берегу широкой Оки, был виден ремонтируемый высоченный мост через реку. Я даже ощутил некий приступ вроде противоположности клаустрофобии – настолько открыто и безгранично было пространство вокруг. Вскоре въехали в город, в его старую и очень красивую часть. Начался долгий подъём на вершину холма, который автобус неожиданно легко преодолел. Но наверху, в самой оживлённой части города, начались светофоры, плотное автомобильное движение, и бесконечные остановки плохо сказались на двигателе автобуса. Заглохнув в очередной раз, он уже не смог обратно завестись. Тогда водитель стал совершать какие-то действия, отчего автобус принялся совершать прыгающие движения, и таким образом он сумел кое-как подрулить к тротуару. Было ясно, что это его конечная остановка. Мы лишь спросили, как пройти на вокзал. Оказалось, это довольно далеко, мы устали переться через всю улицу Ленина от 70-х домов до 1-го. А ведь надо было ещё успеть на восьмичасовой автобус… до отправления-то мы успели, а вот билетов на него уже не было. Тогда, обсудив печальное положение, мы решили заночевать под Калугой, а с утра ехать в Суворов. Взяли заранее билеты на 11-часовой утренний автобус – тут выяснилось наше откровенно бедственное финансовое положение. На сегодняшний вечер еда у нас была, на завтрак пришлось купить по булочке, и учитывая опыт Карельской поездки, мы купили бутылку воды. Ночевать было решено в районе платформы «Садовая» в сторону Москвы. Чтобы ехать в электричке на законных основаниях, мы купили билеты по 9 рублей.
Немного, надо сказать, пригородных поездов отправляются с главного Калужского вокзала. Зато какое разнообразие маршрутов! Тут и Вязьма, и Алексин, и Фаянсовая, и какие-то неизвестные мне Говардово, Ферзиково, Тёмкино, Узловая. Сначала я огорчился, что на табло напротив поездов на Тулу стояло злобное «отменён», но оказалось, что их расписание висит отдельно на листочке. Но это я так, заодно, на самом деле у нас не было шансов проехать по этому маршруту: ни денег, ни времени. Мы нашли электричку на Москву отправлением 20:10 и залезли в неё. Тут я подумал: а ведь ничто не мешает нам сейчас не выходить ни на какой Садовой, а поехать в Москву, а там квартира, тёплая постель, в то время как тут сплошная неизведанная область. В самом деле, мне было немного стрёмно ехать завтра в этот Суворов, не дай Бог застрянем там – и что делать? Но жажда приключаений всё же пересилила, и я подумал, что ехать сейчас в Москву будет позорным бегством. Поэтому я ничего вслух не сказал, и мы вышли на Садовой. Толпа народу повалила через пути к дачному посёлку, одни свернули в лес по тропке. Она спустилась вниз, к речке, там шумела насосная станция. Мы поднялись наверх, никакой деревни не увидели, и так как начинало смеркаться, углубились в ближайший лесок (берёзо-осиновый). У нас была вода, поэтому где вставать нам было всё равно. Мне показалось, что мы решили поставить палатку прямо на тропе, и вообще, казалось, что здесь повсюду тропы. Но было уже слишком темно, впечатление могло быть и обманчивым, а искать другое место было уже поздно.
Не буду подробно описывать, как мы ставили тёте-Наташину палатку «треугольного» типа с самодельным тентом, скажу лишь, что в практически полной темноте это очень «весело». Наскоро приготовив ужин, мы легли спать.

31 августа 2007.
Я проснулся ночью около трёх часов. Было очень тихо, но при этом отчётливо слышно, как хрустят ветки под чьими-то грузными шагами. Словно кто-то ломится сквозь лес. Я даже почувствовал, в каком направлении двигались шаги. Стало не по себе. Вскоре оказалось, что это не единственный ночной странник, и вряд ли вообще это человек. Ну что человеку делать в густом лесу посреди ночи? А вот другие шаги были более мелкие и быстрые. Источников стало одновременно три или четыре, они перемещались в разных направлениях. Потом кто-то из них остановился у нашей палатки. Я вжался в спальник. «Р-р-р-р-‘ав!» Я перестал дышать. Собака… но страшно… Пожалуй, страшнее было только на Волге, в этом обгоревшем сосновом бору без подлеска, когда мы с Вованом слышали далёкие выстрелы, гулким эхом отдававшиеся в высоченных соснах, и я не мог унять дрожь. И сейчас я не мог заснуть обратно. Прошла вечность, я не мог оправиться от страха. Я ещё с вечера положил топор под голову, как делал Вован в Карелии. Я решил не спать до утра. Но звуки стали удаляться, и я забылся тихим сном.
Наутро страхи ушли, как будто их и не было. Выбираясь из леса, мы с Лёхой отметили, что в лесу действительно очень много троп, но все они явно звериные. Интересно, что за звери тут водятся?
Билеты на автобус у нас были, поэтому опасаться было нечего. Единственный вопрос нас интересовал – остановится ли автобус в Ширяево. Дело в том, что деревня находится по дороге из Калуги в Суворов, и мы могли бы выйти, не доезжая до самого Суворова. Меня беспокоило, насколько «скоростной» этот автобус, и надо ли сдавать вещи в багажное отделение. Я помнил автобус Москва – Тверь, и эта поездка показала, что останавливать экспресс посреди шоссе и доставать рюкзаки из багажного отделения, да ещё и со стороны дороги – весьма неприятное занятие.
И вот объявили наш автобус, и мы воскликнули от радости. Жёлтый «круглый» ЛиАЗ! Давненько я на таком не ездил. Внутри у него были явно не родные сиденья, от «Икаруса», они стояли в два ряда по два, как в автобусе пригородного класса. Двери, как я потом заметил, тоже от Икаруса вставлены! В общем, повезло нам с транспортным средством. С тёплой ностальгией я вспомнил особенность хода «ЛиАЗа» – крайне медленная скорость при подъёме в горку. Да уж… развалина старая. Наверное, последний раз на таком я ездил 25 мая 2002 г. в Кузнецово…
Выехав из Калуги, на большом перекрёстке в селе Рождествено, автобус заглох, и водитель попросил «кого-нибудь из мужчин» помочь. Лёха сидел ближе всего к двери, он и вызвался. Его задача была замкнуть плоскогубцами контакты и давить на газ, пока водитель снаружи крутил ручной стартёр. Спустя полминуты кручения автобус завёлся, и дальнейшая поездка обошлась без приключений.

Дорога шла сначала хорошая, четырёхполосная, затем сузилась до двух полос. С остановками проблем не оказалось: они все были «по требованию», народ выходил регулярно как в больших сёлах вдоль дорог, так и на поворотах на маленькие деревеньки. Места тут очень живописные: сосновые бора, долина Оки с бескрайними лугами. После Корекозево автобус покинул хорошую дорогу на Козельск и свернул на более узкую и ухабистую – на Суворов. Чем ближе мы подъезжали к границе областей, тем более убитой была дорога. Автобус поминутно притормаживал и медленно переваливался через глубокие колеи в асфальте, ухабы и трещины. Ширяево находится на самой границе областей, самая глухомань. Мы вылезли на повороте и зашагали по дороге. По пути прошли село Покровское. Надо сказать, жители относятся к нам с большим подозрением: когда мы проходили по улице, перед нами захлопывались двери и запирались на ключ изнутри. Жители если не боялись, то недолюбливали приезших. Попался навстречу нам только один дед, у которого мы спросили, как пройти в Ширяево. Он махнул рукой через овраг, где виднелись несколько домов.
Подъём из оврага был довольно утомителен. Внизу была насосная станция: видимо, в деревне колодца нет. Деревня оказалась немаленькой, на многих домах висели номера: «16», «18», но ни одной таблички с надписью «Ширяево» мы не нашли. Много кирпичных домов, часть из них заброшена, но другие цветут хозяйством. Что любопытно: не все дома были окружены забором. Видимо, кражи здесь не приняты. Посреди деревни стоял новенький модный таксофон с современным «карточным» аппаратом. Он работал. Мы прошли вдоль всей деревни и на окраине увидели два комбайна: один разбитый, другой вроде даже рабочий. Там же мы встретили мужика, который явно не был рад появлению приезжих с рюкзаками: ответы его были резкими и раздражёнными. Мы спросили, где можно набрать воды, и он ответил с интересным выговором: «Колодезь там, унизу». Мы спустились в овраг, и действительно обнаружили там «колодезь», но в нём не было бадьи. Вода была неглубоко, и Лёха смастерил систему, как опустить на двух верёвочках бутылку и ухитрился зачерпнуть немного.

Время было уже середина дня, и хотелось есть. Положение наше было бедственное: мы находились в самой далёкой точке нашего путешествия. а денег было в обрез. У нас оставалась лишь банка сливового варенья, захваченного из дома, ей мы и отобедали. Пора было возвращаться. По дороге Лёха сфоткал номер дома в Покровском, и из дома выскочила бабка и стала допытываться, что мы тут делаем, к кому пришли. Мы ответили, что ни к кому, просто так, и она покачала головой: «Сюда никто просто так не ездит…» Ну, как бы, мы ездим…
Мы вернулись на шоссе и поначалу пытались поймать машину в сторону Суворова, но никто не останавливался. Зато вдруг приехал «ПАЗик-гробовозка», сделал лихой разворот и высадил столетнего деда в пыльном пиджаке. Мы стояли на другой стороне, а когда автобус уехал, дед помахал нам палкой и восхищённо крикнул через дорогу: «Вот ведь люди! Сами едут в какой-то спортлагерь, а меня подвезли аж до деревни! Хотели прямо до дома довезти, да я отговорил: что в деревне скажут про меня, если я на автобусе до дверей езжу… Пойду пешком, потихоньку». И он заковылял по направлению к Покровскому.
А мы решили плюнуть на машину, в Суворов не ехать, хотя хотелось бросить взгляд на тамошнюю железную дорогу и проверить расписание. Мы подумали, что гораздо рациональней ехать по направлению к дому и поймать автобус на Калугу. Расписание на остановке узнать было невозможно, и за ним мы звонили папе. А тут мега-роуминг, и трёхминутный разговор влетел «в копеечку»… Ну да ладно, узнали расписание из Суворова, прибавили 20-30 минут и стали ждать. Подошёл «ПАЗик» с синими занавесочками на окнах, относительно новенький. Мы уже порядком устали, и, к счастью, в автобусе были свободные места. Когда подъезжали к Калуге, пошёл дождь, стало противно. В городе пробки, ехали долго. Зато видели из окна скульптуру: женщина с космическим спутником в руках.
На вокзале мы пересчитали финансы и выяснили, что у нас достаточно денег, чтоб взять полные билеты до Москвы на экспресс в 17:50. Они почему-то стоили столько же, сколько и обычная электричка, если не дешевле. У нас даже осталось 20 рублей, которые были потрачены на лаваш и пряник. Дождь вскоре перестал, и мы вышли на платформу. Тут были следующие виды транспорта: модный-новый «дизель-поезд повышенной комфортности сообщением Калуга – Тула», как его объявили в вокзальных динамиках. На кабине я узнал логотип Мытищинского завода – который строит поезда метро. Поезд реально выглядел супер. Рядом с ним стоял красный дизель «Д1» – наверняка, именно на таком мы ездили в 1997 году в Янтарный (Калининградская область).

У главной платформы стоял головной вагон дизеля «АЧ2», на его кабине я прочёл «Vagonka-Studénka». Восточная Европа… Польша или Чехия.

Ещё мы наблюдали сортировку вагонов интересным методом. Маневровый тепловоз толкал состав, а сцепщик в оранжевой тужурке одновременно отцеплял передний вагон. Локомотив резко тормозил, и отцепленный вагон по инерции катился к себе подобным. Диспетчер переключал стрелки, и таким образом были расставлены отдельно полувагоны и крытые.
Пришло время садиться в наш поезд. Билеты у нас были в 9 вагон (напомню, на экспрессы продают большие билеты, как на ПДС), но в бело-голубом ЭД4М

было всего лишь 6 вагонов. Я рассказал Лёхе про Выборгский экспресс с несуществующим 7-ым вагоном, и Лёха чуть не прибил меня за то, что я вспомнил это так поздно. Но когда мы прошли 4-ый вагон, на следующем висел номер 9, а на последнем – 10! Всё разрешилось просто и по-русски. Зато потом уже из окна вагона мы наблюдали, как остальные пассажиры 9 и 10 вагонов с идиотскими лицами бродят вдоль состава и всматриваются в номера всех вагонов. Народу довольно много: заняты почти все места. Экспресс идёт почти на час меньше обычной электрички, остановок у него около пяти. В Москву мы прибыли около половины девятого, а там нас встретил папа, который дал нам денег на проезд, и мы смогли без проблем добраться до дома.

 (700x525, 394Kb)