сказка

11.09.2012

Это мое, так сказать, творчество. Почему так сказать? Потому что это далеко не тянет даже на некое подобие литературы. Но все же хочу поделиться этим с народом)
Итак, сказка эта была написана в январе этого года.... Как раз в самый разгар зимней меланхолии.

Итак, "Лестница в небо"
Однажды утром Катюша решила отправиться туда, где прежде не была – к маяку. Туда ей ходить никогда не разрешали, и почему – она не знала, но, тем не менее, всегда подчинялась этому странному запрету. А сегодня ей захотелось чего-то из ряда вон выходящего. Только открыв глазки, она подошла к зеркалу и сказала самой себе: «Я хочу сделать что-нибудь такое, из-за чего мне бы самой потом было стыдно». С этими словами она надела платьице, обула туфельки и, к собственному удивлению, без особого труда сама завязала себе хвостики. Ее темно-каштановые волосы тут же завились тугими кольцами, открыв милое круглое личико с бездонными синими глазами. Катя последний раз посмотрела в зеркало и, оставшись довольной, тихонько, на носочках, выбежала из дома.
На пороге ее встретило жаркое июльское солнце. Катенька была очень воспитанной девочкой, поэтому она сделала весьма элегантный для ее возраста реверанс и едва слышно прошептала: «Здравствуй, Солнышко!». В ответ Солнце протянуло к ней свой лучик и нежно-нежно погладило девочку по щеке. Катюша уже хотела остаться с Солнышком, но тут она вспомнила, что куда-то собиралась. Она тут же сорвалась с места и помчалась прямо к старому маяку. Она думала о маме. Катюшина мама умерла, когда ей было всего 4, и с тех пор девочка жила с папой и бабушкой в этом маленьком городе вблизи океана. Когда она спрашивала, куда исчезла мама, ей отвечали: «Не волнуйся, с мамой все в порядке. Просто она отправилась на небо, ей там будет лучше ». Собственно, и к маяку Катенька бежала только для того, чтобы проверить, видно ли оттуда маму. Она еще никогда не забиралась так высоко (потому что очень боялась упасть), но желание увидеть самую любимую, самую родную маму превозмогало ее страх.
Время пролетело совсем незаметно. Девочка остановилась только перед ступенями наверх. «Вот она, лестница в небо» - подумала Катя и сделала шаг вперед.… Все выше и выше, ступень за ступенью, шаг за шагом, рывок за рывком маленькая Катя шла к своей заветной цели. Она никогда не стояла так высоко, как сейчас, и от этого у нее кружилась голова, однако девочка мужественно продолжала смотреть вниз. Еще несколько секунд она понаблюдала за маленькой черной точкой внизу, а потом закрыла глаза и мысленно позвала: «Мама!». Тут она резко метнулась к самому краю площадки и стала пристально смотреть в безоблачное небо. Так прошло еще немного времени. «Что же делать? Даже отсюда не видно маму – думала она, - А ведь я не знаю ничего выше этого маяка. Неужели…» - дальше ее мысли спутались в тугой узел и Катюша, прикрыв лицо руками, зарыдала, да так громко, что ее всхлипывания отдавались гулким эхо в чаше колокола, который был подвешен к крыше маяка. Она еще раз с надеждой выглянула наружу, но безмолвное небо оставалось таким же чистым и холодным как прежде. Она все рыдала и не могла остановиться. Катюша не хотела верить в то, что ее чистая, невинная детская мечта лопнула, словно мыльный пузырь. Ее горе было настолько велико, что она даже не услышала звук шагов прямо за своей спиной.
Это был смотритель маяка. Еще несколько минут назад он казался маленькой черной точкой на фоне залитого солнцем поля внизу, а сейчас эта точка превратилась в высокого седого старика с добрым лицом и паутинкой мелких – как у бабушки – морщин среди густой бороды.
- Катя, Катя… - пробормотал он и сел рядом с девочкой, - Что ты здесь делаешь? И почему ты плачешь?
- Ничего, Аким Тимофеевич… Я просто… - Катя стала вытирать рукой слезы – Я просто хотела повидать маму.
- И что же?
- Ее отсюда не видно-о-о-о… - Зарыдала снова Катя.
- Катюша.… Ну что же ты? Погоди, я сейчас кое-что тебе принесу.
Девочка молча кивнула и стала ждать. Только сейчас она услышала шум океана где-то неподалеку. Она присмотрелась к стенам и поняла, что на них какие-то рисунки. Катя подошла поближе. Нарисованные дельфины выглядели совсем как настоящие. Они выныривали из океанских волн и кланялись ангелу, который парил над морем на своих могучих белых крыльях. Казалось, прошла целая вечность, и девочка уже собралась было уходить, но тут она услышала уже знакомое ей шарканье.
- Вот, держи – Аким Тимофеевич нес в руке перо.
- Что это? Это перо? Какое красивое!
- Настолько красивое, что боязно брать его в руки, правда? – подмигнул ей старый моряк.
Катюша аккуратно, двумя пальчиками взяла перо и провела по нему рукой. Перо было настольно мягким, что врядли могло принадлежать чайке или любой другой белой птице. Однако, Катя никогда в своей жизни не видела лебедей, так что утверждать обратное она тоже не могла. Девочка поднесла перо к лицо, чтобы получше разглядеть свое сокровище. В ответ перо нежно поцеловало ее и, казалось, замурлыкало.
- Это перо – самое ценное, что я когда-либо держал в руках. – Вновь заговорил старик, - Его мне подарил Ангел.
- Настоящий Ангел? Но ведь взрослые не верят в ангелов…
- Ох уж эти взрослые! – рассмеялся Аким Тимофеевич, - Но мне-то ты веришь? Так что бери и даже не сомневайся.
- Конечно же, верю! Спасибо большое. Я никогда раньше не держала в руках перо из крыла Ангела!
- Бери его, Катюша. И запомни: когда тебе будет очень плохо, просто погладь его и загадай желание.
***

С тех пор прошел ровно год. Катюша отметила свой восьмой день рождения, и ощутила себя значительно старше. Она была почти счастлива, и все бы ничего, вот только люди в белых халатах говорили, что Катя больна. Она не понимала, почему, ведь у нее даже не болело горло. Но, тем не менее, девочку уверяли, что это так. Совсем скоро она и сама это поняла.
В тот ужасный день она даже не смогла подняться с кровати. День за днем девочка проводила в постели и все мечтала, как она снова выйдет на улицу, как ее поцелует Солнышко, как она побежит к старому Акиму Тимофеевичу, как снова будет просить его рассказать об ангеле. Иногда ей становилось плохо, и потом Катюша могла и не вспомнить целый день или даже два. В такие дни бабушка говорила, что девочка бредила. Правда, что такое «бред» ей никогда не объясняли. Бедняжка! Ведь ей так хотелось выздороветь!
Однажды Катюше стало так плохо, что она позвала папу и бабушку к себе – на всякий случай. Она чувствовала, что вот-вот начнет «бредить», и этот раз может стать последним. Поэтому она решилась:
- Бабушка, открой мой кукольный домик, – попросила она, - Там, на верхнем этаже спрятано перышко.
Бабушка молча достала перо и протянула Кате.
- Откуда у тебя такое красивое перо, дочь моя? – спросил папа.
- Мне его подарили. А вообще это перо когда-то принадлежало Ангелу.
Папа не ответил, только вздохнул и приложил ко лбу девочки влажное полотенце. Катюша чувствовала, что белый туман и боль уже где-то совсем рядом. Она погладила перо и мысленно попросила: «Пожалуйста, отправь меня на небо. Мне там, как и маме, наверно, будет лучше…». Девочка закрыла глазки, и тут случилось то, чего она совсем не ожидала.
Катюша стояла на верхней площадке старого маяка. Теплый летний ветер трепал ее волосы, и солнце нежно целовало ее щеки и слепило глаза. Картинки на стенах казались еще более яркими и «живыми», чем тогда, в первый раз. Катя была здорова и безмерно счастлива. Позади нее стоял красивый молодой мужчина. Катюша присмотрелась к его лицу – уж очень оно было знакомо.
- Здравствуй! – заговорил он.
- Аким Тимофеевич?! – обрадовалась девочка, - Но как же Вы?..
Старый моряк, каким его знала Катюша, вдруг превратился в молодого мужчину. Только сейчас она заметила за его мускулистыми плечами широкие белые как снег крылья. И все же это был он, Аким Тимофеевич. Казалось, это был совершенно незнакомый человек, но его выдавал голос и все то же доброе лицо.
- Зови меня просто Ангел. – Произнес он.
Катюша бросилась Ангелу на шею и, сама того не ожидая, заплакала. «Что это? Слезы счастья?» - подумала она. Ангел взял девочку за руку и взлетел.
- Ухты! Я вижу океан! – Кричала Катюша – Он такой огромный!
- Погоди, еще не то увидишь! – С улыбкой отвечал Ангел.
- Здравствуйте, Чайки! Здравствуй, Солнышко! – Махала ручкой Катюша.
Да, отсюда было видно все кругом: залитое солнцем поле, старый маяк, океан и даже Катин дом, который казался маленьким-маленьким – словно спичечный коробок. Они еще немного полетали среди облаков, а потом девочка спросила:
- Ангел, а куда мы летим?
- Вверх.
- А оттуда я увижу маму?
- Конечно же, увидишь.
Земля все отдалялась и отдалялась. Когда они были настолько высоко, что Катя даже не смогла увидеть маяк, Ангел сел на белое пушистое облако.
- Почему мы остановились? – поинтересовалась девочка.
- Потому что дальше мы пойдем по лестнице. – Отвечал ей Ангел.
- И куда же она ведет?
- В небо, Катюша, в небо. – Ангел указал на противоположную сторону облака, а там и вправду была лестница, сделанная из сизого облачного пуха.
- Путь наверх будет трудным. Ты уверена, что не хочешь вернуть все, как было?
- Нет, Ангел. Больше всего на свете я хочу увидеть маму.
И с этими словами они взошли на первую ступень. Бесконечно долгим оказался их путь. Временами Ангел нес Катюшу на руках, но она все равно устала так, что не могла даже сдвинуться с места. Однако, ни разу за этот нелегкий путь Катя не пожалела о своем выборе. Ангел не уставал повторять, что она сильная, что она должна справиться с этими трудностями и дойти до цели, но девочка была в отчаянии. «У меня было многое, и я могла иметь почти все. А теперь я застряла где-то по середине» - думала она.
Тут Ангел поднял Катюшу в воздух:
- Смотри.
В конце лестницы стояла Катина мама. Она как раз открывала створку чудесных ворот, за которыми стояла сама. Как же она была прекрасна в своих белых одеждах! Такой счастливой Катя ее никогда не видела.
- Мама! – вскрикнула она и, забыв об усталости, помчалась наверх…

Конец.