Социологическое резюме.Кто хромает левой?

11.09.2012

По результатам последних выборов, КПРФ не просто снова прошла в Государственную думу, но, получив около 12% голосов, увеличила число мест. Значит ли это, что в красные паруса дует попутный ветер? ЛИДЕР партии Геннадий Зюганов считает, что партия на подъёме.Получив в Государственной думе конституционное большинство, власть могла бы и вовсе не замечать КПРФ. Но оппозиция нужна. И для сохранения приличного выражения лица при поездках на Запад, и для умиротворения брюзжащей интеллигенции, и как клапан для стравливания недовольства беднейшей части населения. ВОПРОС в другом. Что будет с КПРФ к следующим парламентским выборам — к 2011 году? Что будет работать на них, что — против? На КПРФ будет работать то, что компартия почти перестала быть кровавой страшилкой. Даже убеждённые антикоммунисты с трудом могут сегодня представить, что зюгановцы в случае победы начали бы восстанавливать ГУЛАГ, расстрельные «тройки», выездные комиссии, устраивать охоту на священников, высылать интеллигенцию за границу, а в экономике придерживаться лозунга «Всё отнять и поделить». В смутные ельцинские времена над обществом нависла реальная угроза коммунистической реставрации. Вспомним, что на президентских выборах 1996 года Г. Зюганов набрал более 40% голосов. И если, проезжая в представительской «Ауди» мимо храма Христа Спасителя, он и не осеняет себя крестным знамением, то на приёмы к патриарху по случаю тезоименитства вот уже 10 лет ходит исправно. Какое-то время на КПРФ будет работать и то, что она по вине властей стала отдушиной, к которой приникают те, кого пугает угроза диктатуры «Единой России».ОДНАКО долгосрочная перспектива не слишком радужна. В самой компартии фактически уже существует внутренний раскол, если не сказать предательство. И его фиксируют социологи. Подводит и дефицит доверия к лидерам КПРФ. Их оппозиционность многими рядовыми коммунистами воспринимается как игра. И если симпатии к идеалам социальной справедливости среди населения остаются достаточно высокими — порядка 14%, то доверие к лидерам вдвое ниже. К тому же власть умело подворовывает популярные социальные лозунги коммунистов. В результате меняется сама «география коммунизма» в России. Фактически исчез некогда стойкий «красный пояс», сошли со сцены или перекуплены пламенные красные губернаторы. Есть и ещё одна «опасность». Компартия всегда спекулировала на бедности. Чем скуднее была жизнь, тем больше «наваривали» коммунисты. И население это стало понимать. ВЛИЯНИЕ коммунистов перемещается из сельской местности и малых городов в крупные центры. На последних выборах при общем счёте коммунистических голосов в 11,6%, в Новосибирске за них проголосовало −16%, в Москве −14%, в Самаре — 20%. «Здорово, — утверждают коммунисты. — За нас стала голосовать думающая Россия!» На самом деле причина в другом. Именно в крупных городах сосредоточена бывшая советская номенклатура и бывшая статусная интеллигенция, больше всех потерявшие от перехода к капитализму. Они и голосуют за КПРФ. В сущности, это лишь подчёркивает тот факт, что КПРФ является не народной и, конечно же, не рабоче-крестьянской партией, а партией бывшей советской бюрократии. Лидеры КПРФ это понимают. Сегодня в стране 170–180 тыс. коммунистов. Средний возраст рядового партийного «штыка» — 58 лет. Если не произойдёт омоложения, то к следующим парламентским выборам средний коммунист шагнёт за 60-летний рубеж. Самому Геннадию Андреевичу в 2011 году стукнет 67. При естественной убыли ветеранов-коммунистов для поддержания нынешней численности в партию нужно ежегодно принимать 20 тыс. молодых. Но где их взять? Против КПРФ работает общий кризис идеологии, рост благосостояния, исчезновение пролетариата как доминирующего класса. В условиях глобализации, Интернета и роста потребительских настроений значительная часть молодёжи вообще уходит из политики, а любящие «погорячее» записываются в неотроцкисты, в бритоголовые, а то и в национал-социалисты. Идеалы коммунизма, интернационализма и мировой революции им, как говорится, по барабану. Желающих навещать «дедушку Ленина» в Мавзолее становится всё меньше. И хотя сам Геннадий Андреевич любит появляться в окружении пионеров в красных галстуках, новых Павлов Корчагиных в компартии явный дефицит.