Софрино (1 - 3 февраля 2008)

11.09.2012

У нашего хора есть традиция каждые зимние каникулы ездить в какой-нибудь дом отдыха. Обычная программа включает в себя вечерние посиделки с гитарой, баню и игру «Мафия» (не компьютерную). Поездку организовывали уже не мы. От нас, точнее, от меня, потребовалось лишь написать в листочке: «Пыжов + 3», заплатить деньги и выслать на почту Кати Трифоновой паспортные данные. Федя купил путёвки, в общем, от нас больше ничего не зависело, и всю информацию: какой дом отдыха, как туда ехать и когда, мы узнали только на последний день пребывания в «Каширских родничках», когда Кате позвонила Ира Березина.

Итак, мы узнали, что едем с пятницы на воскресенье в дом отдыха «Софрино». Так получилось, что как раз недавно, по дороге в Каширу, Витя изучал атлас Московской области и обратил внимание на необычный прямоугольный лесной массив с длинной прямой дорогой по центру, вытянувшийся в северо-восточном направлении недалеко от Софрино. Это Софринский полигон или Красноармейская военная база. Витя очень заинтересовался этой темой, и я кинул ему ссылку на страничку на sbchf.narod.ru. И сейчас он тоже очень обрадовался, услышав знакомое название. Правда, как мы увидели на карте, дом отдыха расположен довольно далеко от военной базы. Но тем не менее, когда Вова сообщил родителям, что мы едем в Софрино, они пошутили: «Уже забирают?»

1 февраля 2008, пятница.

Был долгий спор, стоит ли брать с собой лыжи. Дело в том, что от станции Софрино до дома отдыха нужно ехать на маршрутке, а это не самый удобный транспорт для лыжников. Я же не раз ездил в Новогорск на маршрутке с лыжами, причём садился на промежуточной остановке, то есть, мы с мамой залезали уже в полную маршрутку. Но я, увы, был в меньшинстве, и лыжи мы решили не везти, а брать уже там напрокат.

Второй момент, который мы учли, это расписание маршруток. По словам Иры, все хористы, не имеющие личного автотранспорта, ориентируются на одну и ту же маршрутку в 17:30. Предыдущая идёт в 16:30. За это время из Москвы приходит пять электричек, и народ с этих пяти электричек будет тоже ломиться в эту же маршрутку. Можно себе представить, какое там будет мясо! И мы решили ехать на предыдущей, чтоб не остаться за бортом. Встречались мы на Ярославском вокзале в 15:00.

Я, естественно, приехал заранее, так получалось по расписанию электричек от Химок. На Ярославском вокзале я был уже в 14:30 и в ожидании съел сэндвич и уже отправился было ходить по платформам и смотреть на ПДСы, как мне позвонили. Ребяа уже были в зале с кассами, стояли в очереди. Билет до Софрино стоил около 26 р. (с учётом студенческой скидки).

Шла посадка на электричку до Сергиева Посада, мы решили именно на ней и ехать, хотя можно было подождать 10 минут и уехать на Александровской. Состав был старый, ЭР2-1081 [Несмотря на надпись на кабине, это был ЭР2-К-1081.] с грязными исцарапанными стёклами. Очень не люблю я на Ярославском направлении такие поезда. В вагоне уже было довольно много народу, уже отчасти неадекватного (пятница, вечер), но мы смогли найти себе «купе». Электричка медленно отправилась. Мы обсуждали различные животрепещущие вопросы, политику, жизнь, в общем, интересно провели время, ехать-то, в принципе, совсем недалеко.

Погода стояла тёплая, выйдя из электрички и спустившись с платформы, мы принялись месить грязный снег по направлению к автобусной остановке. Оттуда ходила маршрутка №50 до Софрино-1, военного городка. А нам нужна была другая, №1, поэтому пришлось снова месить снег, чтобы перейти на другую сторону от железной дороги. Там тоже была автобусная остановка, и нужная нам маршрутка, судя по тому, что было нарисовано на жёлтой табличке с расписанием, имела номер «51Ə». В Интернете информация была о маршруте №1, сейчас он, видимо, стал 59-ым, но тот, кто намалевал новый номер поверх старого, по ошибке написал «50».

До нашей маршрутки оставалось ещё полчаса, а на остановке, кроме нас, её ждали ещё 7 человек, поэтому мы выступили инициаторами организации культурной очереди, пока не поздно. Хотя опыт посадки в автобус «Москва-Тверь» говорил, что эта система эффективна не всегда. Но в этот раз всё обошлось, водитель правильно оценил направление очереди, мы влезли без особых проблем.

Я сидел не у окна, а оно было грязным и заклеено каким-то объявлением, так что мне было очень плохо видно, куда нас везут. Вова сказал, что мы, наверное, выедем на шоссе в сторону Ногинска, и я углядел в небольшой чистый участок окна, что мы пересекли Ярославское шоссе по мосту. Через несколько минут мы свернули на узкую плохо расчищенную дорогу и доехали до забора. Мелькнул указатель: налево – «Рыбалка», а направо – «Оздоровительный комплекс «Софрино»». Ещё поворот, и мы остановились у ворот.

За воротами находился «Продмаг» и самая обычная пятиэтажка, а чуть дальше находилась церковь и два-три домика деревенского типа. Очень странно, что это находится на территории комплекса, но потому мы прошли ещё и через вторые ворота. На них висело объявление: «Вход только по пропускам. Администрация в праве отказать в посещении территории комплекса без объяснения причин». То есть, по идее, нам, не имеющим ещё пропуска, пройти нельзя. Однако нас и всех остальных, приехавших на маршрутке, пропустили. Все шли по широкой аллее слегка под горку. Уже смеркалось. Территория оказалась немаленькой по сравнению с «Каширскими родничками», ориентироваться на ней помогали указатели. Мы пошли по указателю «1 корпус», там и был администратор. Федя и Лена уже несколько дней жили в санатории, и у Феди были все наши путёвки. Мы подождали несколько минут, и он появился, отдал нам путёвки, потом сразу же убежал. Оказалось, что у администратора мы все записаны как единая группа из 27 человек, и меня чуть не сделали формальным руководителем, вручив мне карточки на всех. Потом администраторша подумала ещё раз и решила мне всё-таки не делать такую подставу, но талон на питание был всё равно один на всех, и его вручили мне. Теперь от меня зависело, пойдут ли все ужинать…

Нас послали в 5-ый корпус, где мы все будем жить. Как назло, он оказался довольно далеко от столовой, теперь в белых тапочках поесть не сходишь. Когда мы пришли в корпус, оказалось, что наши номера ещё не готовы. Мы сидели в холле на мягких креслах и изучали карточки. Интересно, а как Федя или кто-нибудь ещё догадался, что Катя будет жить с Витей, а я с Вовой, а путёвки именно так были оформлены. (Возможно, дело в том, что я выслал паспортные данные именно в таком порядке: я, Вова, Катя, Витя).

Тем временем администраторша переговаривалась с другой тёткой (они, похоже, вместе выполняли все хозяйственные функции по этому корпусу). У нас в номере, в 108-ом, был холодный полотенцесушитель. По вызову явился испитый сантехник, который после недолгого осмотра заявил, что всё в порядке.

Уже было 7 часов вечера, когда приехали остальные. Большая компания ввалилась в холл, и стало очень шумно. Я мало кого узнавал. Мало кого я и знал в лицо. Из парней знакомые были только Ярослав и Паша Соколов, из девушек я знал только Иру Березину и Катю Трифонову. Катя была с мужем и ребёнком. Через несколько минут мы смогли заселиться, поскольку наши номера были первые на очереди. А остальные продолжили галдеть, сидя на рюкзаках в холле.
Как было нам сообщено, питание здесь происходит в две смены, и как объяснила нам Ира, мы едим во вторую. Но поскольку у нас был талон на всех, мы решили пойти к первой смене, чтоб отдать талон и окончательно разобраться. В крайнем случае подождём. Оказалось всё удачней. Нас не стали посылать дожидаться своей смены, раз уж мы пришли, позволили поесть, но в следующий раз обязательно учесть! Здесь столы не были жёстко закреплены за отдыхающими, и причину этого мы тотчас поняли. Здесь был натурально шведский стол. Не то жалкое подобие, что было у нас в Крыму, что шведским столом даже с натяжкой нельзя было назвать. Здесь были многочисленные салаты, несколько горячих блюд на выбор, печенье и фрукты, и всё это в неограниченных количествах в каждый подход. Изголодавшись, мы наполнили даже не по одной тарелке и того, и этого, и ещё чуточку вон того… Еда и сама по себе была неплохая. А выходя из столовой, я утащил в рукаве два мандарина.

После ужина мы зашли в один из баров и встретили там Юлию Владимировну и Антона. Вот ведь люди, только приехали, ещё не успели заселиться – сразу в бар. А мы вернулись в номера и некоторое время «переваривали». Я читал вслух глянцевый проспект оздоровительного комплекса. Нам понравилась фамилия генерального директора – Мясин. Почитали краткую историю усадьбы Богословское-на-Могильцах, на территории которой и находится комплекс. В том числе указана история церкви – храма Иоанна Богослова, а заодно и упоминается пятиэтажный дом, построенный в начале 70-х годов на месте кладбища.

Прайс-листы содержали несколько интересных моментов. Например, тренажёр «Колян-сорви-зло», стоимостью 100 р./30 мин. На задней обложке была изображена реклама странного содержания: «А ещё у нас есть яблоки, ёжики и !..» Что курил дизайнер?

Отлежавшись мы вновь собрались вчетвером и пошли на улицу. Погода была идеальная для игры в снежки: снег лепился превосходно. Мы слепили огромную двухметровую снежную бабу, а потом поиграли в снежные крепости. Крепости были сделаны уже до нас. Мы кидались друг в друга снежками, совершали вылазки, и игра была закончена, когда мы захватили их крепость, а они – нашу.

А сейчас как раз начинались традиционные для хора посиделки с гитарой в рекреации корпуса.

Когда мы поднялись наверх, неся с собой стулья, там уже собралась компания. Стулья были поставлены большим кругом, в центре которого находился стол со сладостями и винами. До нашего прихода Витя был единственным парнем в компании, что его сильно смущало. Слева сидела Ира Березина и её подружка, тоже с хора, а на диване расположились девушки из медицинского, часть из которых тоже пела в хоре. Лишь потом пришли остальные: Катя Трифонова с Колей и сыном, Паша Соколов с двумя друзьями, один из которых, Рома, был «двойником» Коли (пока мы сидели в холле после приезда, я их всё время путал), двое мужчин с жёнами, кто-то из них раньше пел в хоре, но я уже запутался. Последними пришли Лена с Федей, Юлия с Антоном и Ярослав со своей девушкой.

Играл в основном Антон. У него была красивая электро-акустическая гитара. Гитара ещё была у Ярослава, но он на ней почти не играл, ограничившись одной шуточной песней про Муму («Ах бедный я, несчастный, не нужный никому…»). Антон сыграл несколько общеизвестных песен, начиная с «Ничего на свете лучше нету…» Девушки с дивана громко подпевали, образовав женский хор, мужской хор состоял из Ярослава и Феди, а теноров не было вообще. Это не помешало изобразить кое-что из репертуара хора, духовное произведение на немецком языке. Запоздалые отдыхающие, поднимаясь на второй этаж, проходили мимо с такими вытянутыми лицами, что было решено больше не пугать народ церковными напевами, а возвратиться к мелодичным приятным бардовским песням. Антон и Юлия Владимировна пели на два голоса. Песен этих я не знал, но они были очень красивые, а Антон играл немного в джазовой манере, как оказалось, он очень увлекается джазовыми гармониями. Он даже перекладывал «В лесу родилась ёлочка» в джаз, но играть это не стал, поскольку бутылка вина, стоявшая рядом с ним, наполовину опустела. Так мы сидели уже за полночь. Администраторша даже заходила к нам напомнить о времени и распорядке дня, но, заслушавшись, тихонько прикрыла дверь на лестницу.

Было предложено пустить гитару по кругу, чтобы сыграли и другие. Тогда мы с Катей исполнили «Виноградную косточку» и «Лирическую». А после нас гитару взял Рома, друг Паши, и спел песню Тимура Шаова о радости. И хотя пел он неплохо, да и играл негромко, администраторша всё же решила прекратить беспредел.

Все разошлись, и мы тоже спустились в номер, и обнаружили, что у нас таки нет горячей воды. Точнее, вода в разных кранах отличалась по температуре, но не сильно. Об этом мы незамедлительно сообщили дежурной администраторше. Та ждала этой жалобы, пожаловалась на лень сантехника и сказала, что наутро обязательно пришлёт другого, дежурившего по выходным. А мы отправились спать, поскольку мыться было нечем, да и лень.

2 февраля 2008.

Мы проснулись довольно рано. Наш номер находился на первом этаже, недалеко от холла, а напротив нас жили администраторши, дежурившие посменно. В холле на посту дежурной то и дело звонил телефон, они ходили по коридору, громко переговариваясь, пили чай в своей комнате. Дворник чистил крыльцо, забрасывая снег лопатой на высокий сугроб, и то и дело попадал нам в стекло. Впечатление было такое, что кто-то хулиганит, бросаясь снежками в окно. Скоро стало ясно, что долго спать нам не дадут, и мы встали, собрались и пошли завтракать, не сильно дожидаясь своей смены. Завтрак в 10:00 – жестоко, поэтому мы пришли в 9:30. Нас пропустили, даже ничего не сказав. На завтрак я ел кукурузные хлопья с молоком, а также на выбор были мюсли.

После завтрака мы собирались идти на лыжах с Ирой и Аней. Они завтракали позже нас, долго собирались, и в результате мы пошли без них. Как уже я отмечал, своих лыж у нас не было, и мы направились в пункт проката, расположенный в подвале спортивного корпуса. Там заведовал парень с нулём интеллекта на лице и очень грубой манерой речи. «Студенты?» – спросил он как только мы вошли. – «А это вы вчера ночью каток попортили? Вот и не работает щас!» Мы пришли поздновато,и лыжи уже почти все разобрали, и наших размеров не оказалось: был только мой 45-ый, да мне он нужен не был, я свои ботинки взял, а у ребят были крепления не той системы. Так что нам пришлось обломиться. Чтобы не было так обидно, мы взяли два снегоката и стали кататься с горки. Горка была не длинная, но довольно крутая. Я впервые в жизни ехал на снегокате, и только сейчас узнал, до чего же эта штуковина неуправляема. Руль и тормоза выполняли, в основном, декоративную функцию. Подлетев на трамплине и чуть не ёбнувшись о ледяную горку, проходящую параллельно, я решил, что хочу ещё жить. Вместе с нами катались Катя Трифонова с Колей и маленьким Ромой, и катались они по очереди. Остальной народ в основном катался с ледянки, но для этого были нужны «бабслейки», иначе скользило плохо.

Ира и Аня, однако, смогли найти свои размеры и отправились кататься на лыжах. А мы до обеда, в принципе, не занимались ничем интересным.

Ближе к вечеру, часам к пяти, хористы собирались в баню. Это была одна из традиций. Однако мы в баню не пошли, отправившись вместо этого гулять по территории. С нами были сначала Ира и Паша Соколов, но Паша вскоре незаметно исчез, а Ира пошла тоже в баню, когда пришла её очередь. Мы бродили по территории и экспериментировали с фотоаппаратами.

Общий сбор был около 10 часов, потому что до этого времени ещё мылась в бане последняя «партия». Все собрались примерно в том же составе, не было Ярослава и его девушки, и Паши Соколова с друзьями. Сегодня был вечер традиционной игры – «мафия». Катя мне вкратце описала эту игру, отчего мне совершенно расхотелось в неё играть. Поэтому когда все расселись, как и вчера, вокруг стола, и спросили, кто играть не хочет, подняли руки я и Витя, тоже с опаской отнёсшийся к этому виду развлечений. Вова уже играл в эту игру на Волге, и сейчас с удовольствием присоединился к играющим.

3 февраля 2008.

Сегодня был последний день пребывания в доме отдыха. Чем занимались? Ходили на каток, который как раз открыли. Из хриплых динамиков звучало «Наше радио», и я ознакомился с новинками «официального» русского рока. Потом мы ходили гулять в лес пешком, валялись в снегу. Погода была солнечная, ноль градусов. А после прогулки мы резко собрались, забили на обед и, никому не сказав и ни с кем не попрощавшись, отбыли на час раньше, чем все остальные с тем же расчётом успеть на предыдущую маршрутку.

Маршрутка домчала нас до станции. Шлагбаум переезда был закрыт: ЧМуха производила манёвры с цистерной ценного груза – спирта. Она остановилась на запасном пути, заблокировав переезд, скорей всего, надолго. Проехала ещё электричка, прибывшая на крайнюю правую платформу, на маршрутном указателе было: «Красноармейск». Нам достался состав ЭР2Т, народу было совсем немного. Всю дорогу смотрел в окно. Между Софрино и Пушкино находится череда посёлков с советскими названиями Зеленоградский, Правда и Заветы Ильича. Пушкино – большая станция и депо, имеющее в активе кучу старых ЭР2 и несколько ЭМ2 с родными квадратными и неродными а-ля «демих» кабинами. От Пушкино и до самых Мытищ тянется практически непрерывная конгломерация дачных посёлков, обслуживаемая платформами типа Тарасовская, Челюскинская и Строитель. Мытищи, станция, оборудованная а-ля Европа, нынче приобрела сильный «нижегородский акцент», поскольку все хай-тековые элементы грязные, пластик поцарапан и исписан. А дальше дорога малоинтересна: вдоль путей идёт высокий железный забор.

Мы прибыли на вокзал, встав рядом с ЭД2Т, пришедшей на 10 минут раньше (на неё мы не успели, потому что покупали билеты). Мы пошли вдоль платформы, и я не заметил, как мы, увлечённые беседой, спустились в метро. Кате-то этот путь привычен, она ездит с дачи и всегда пересаживается на метро. А мне в метро не надо! Пришлось выходить косячными путями, и в конце концов я вышел таки к задней стороне Ленинградского вокзала. А дальше дорога обычная: в кассу за билетом до Ховрино, на платформу и в ближайшую электричку. Вскоре я был дома.