У каждого свое название

11.09.2012

И всё-таки хорошо, что я живу в этом городе. Это прекрасное место, по крайней мере, здесь я чувствую себя по-настоящему свободным. И, казалось бы, почему здесь, именно здесь моя свобода не покидает меня? Среди этих огромных, величественных небоскребов, среди хаоса повседневной толпы, среди стрессов, среди криков, придатков гнева живёт моя свобода. Не придирчивая же она тогда, раз поселилась именно здесь - среди мрака действительности. Или она просто больна? Ведь сколько раз, выезжая куда-нибудь отдохнуть: на природу или в другой город, я чувствовал себя скованным. Свобода съёживалась, начинала кашлять и просила меня по скорее убраться от туда, и вернуться обратно в город. Но я специально мучил её. «Нет, - говорил я, - мы никуда не уедем. Мне надоело слушать твои капризы и мотаться туда-сюда. Я хочу твёрдо стоять на земле. Я хочу заложить здесь основание, фундамент моего собственного дома; дома где не будет сквозняков, и двери не станут открываться сами по себе. Все будут жить в этом доме по моим правилам, по моим законам. Вор не прейдет, я поставлю замки и найму охрану. Гости сами будут проситься ко мне, и я великодушно впущу их. Они будут удивляться, они будут в восторге от интерьера, от уюта в моей обители. «Кто же всё это обустроил, кто этот гений домоводства?» - и отвечу им: « Я этот гений, я всё здесь устроил, это мой дом! Дом под название жизнь!» Слышишь свобода, ты больна, ты мешаешь мне жить! Я хочу избавиться от тебя… больная свобода!» И что же вы думаете, она не согласилась со мной, он даже не слушала меня! Она лишь жалобно упрашивала уехать от туда. « Я ненавижу это место, - говорила она, - я не могу здесь жить. Увези меня обратно, увези меня туда, где хаос и боль я прошу тебя, увези меня туда…» Я начинал жалеть её. Всё-таки она не виновата в том, что я приехал сюда. Она моя раба, но я не высокомерен, я не стану угнетать её. Я уезжал обратно в город.
И вот она снова радуется. Она взлетает до солнца и падает оземь. Она парит над толпой, она всматривается в лица. Она кричит, она беснуется. «Вот она моя стихия, - ликует она, - я здесь я словно капля в фонтане, словно актёр в пьесе. Я чувствую, что расплываюсь, растворяюсь в людях: в их голосах, в их дыхании, в их взглядах. Люди я вся ваша, я ваша свобода люди!» Черт возьми, её! Больная свобода! Почему же там ты не радовалась, почему там не веселилась свобода, почему ты сейчас так довольна? Но она снова не отвечала мне, она не слышала меня, да и зачем я, такой незначительный и маленький ей нужен, когда теперь у неё во владениях есть целая толпа. Получается, мы поменялись ролями? Теперь я раб, а она моя хозяйка? Ах свобода, свобода… может ты лукавишь и имя твоё зависимость…