Улыбнитесь Вас снимает скрытый снайпер

11.09.2012

Как же всё болит.
Нет не всё. Пальцы вроде слушаються.
В общем я вернулся с открытия.
В общем такой жесткой бухаловки я не видел даже в чашках. Но что бы после этого ещё бегать и стрелять. Я зауважал этих людей.
С утра бой закипел со всей своей яростью.
Бардак был полнейший. О сушествовании противника можно было догадаться в момент появления оного супостата. А дальше изнурительный бег, стрельба, мертвяк.
Наши роты и бригады три раза ходили в атаку и три раза они отступали
Вернувшись в лагерь я зарёкся больше никуда не идти.
Но как гласид народная мудрость: Если гора не идёт к магомеду, магомед идёт к горе.
Когда каша уже подрумянилась, а воздух наполнился запахом подгоревшей тушенки никто не подозревал о близкой котострофе.
В 17:30 по Московскому времени противник без обьявления напал.
Нашь базовый лагерь был отакован сразу с трёх сторон, в тылу сброшен десант, надежды на пощаду нет.
Сообщения разведки были проигнонированы. На стороне зелёных была внезапность.
Окоп первой линии был сметён в первые же минуты нападения. Страйкболисты дрались стойко и мужественно но силы были неравные
Связи не было.
Стояли на смерть, до последнего патрона и литра газа.
В бой шли пистолеты, гранаты, пластиковые ножи т отборные матерные заклинания. Отступать было некуда, сзади тушенка.
На левом фланге стойко отбивал отаки противника пивной склад и лекёроводочный бункер
Когда боец падал с красной тряпкой на его место приходил новый.
Шела десятая минута боя. Шары заканчивались, поли почти все пулимётчики, противник прорвался к пивному бункеру.
Тут же атаковали американцы. С большими потерями они отбили три ящика пива и не дали врагу развить успех
Не сдавались и окопы. В них держали оборону американцы и русские, афганские душманы и советские мотострелки, менты и наёмники, долговцы и сталкеры из групперовки свобода. Презирая смерть и несознанку они дали отпор коварному агрессору.
Через пятнадцать минут атака захлебнулать.
Зелёные перешли к обороне и отступили.
Бой был кончен. Осталось только усталость.
И гордость.
Мы это сделали