Вагончик тронется, перрон останется…

11.09.2012

Сегодня с утра пошел дождь. Постучал по стеклам, промочил асфальт. Цветущие яблони (или вишни?) еще ярче и контрастнее смотрятся на фоне темного неба.


Город велик, но несмотря на там и тут встающие свечки бетонных башен, остается огромной деревней. Простите- станицей. Несколько сувенирных лавочек. Краснодарские сувениры. Казацкие сувениры. Папахи по 100 долларов. Нагайки- от пятидесяти. Ходил и искал глазами- где же сами казаки? Вчера вечером, увидел, в самом центре. Нет, ряженными назвать язык не повернется. Мужчины, как известно, отличаются от мальчиков, стоимостью игрушек. Два пузатых мужичка, в цивильных ботинках, офицерских кителях, погонах с двумя просветами и неимоверным количеством звезд. В сопровождении этаких крупных дам, одетых по моде восьмидесятых. Но на шпильках. Дамы умудрялись поддерживать друг друга, балансируя на брусчатке, по которой проходят трамвайные пути, что-то обсуждать, целеустремленно таща за собой мужичков. Сказочное зрелище. И ведь без малейшего наигрыша, понтов или пальцев в растопырку. Куда там мелкокупеческому Ростову или Новороссийску с профессиональной улыбкой- «чего изволите?».

Люди просты в своей житейской мудрости. Иди мудры в простоте? Краснодарские коллеги, обсуждая жизнь и бизнес, делают это, как-то очень запросто. Если директор у конкурентов, то не Марьсемённа. Просто Маруся. Всё очень житейски. За вопросом- общался ли я уже с Марусей, следуют расспросы о ее дочке, муже, а после пояснения, что не знаком, - удивление. Искреннее. Как же так, ежели работаешь с ними, как можно не знать семью?

И еще, о людях. После взрывов в Москве и Кизляре, первая реакция знакомого москвича ошарашила. Строго по техзаданию. … Если они взрывают у НАС, мы должны поехать и взорвать у НИХ. И никаких гвоздей…

С разницей в несколько часов, две молодых девчонки в Ростове узнав, что я из Москвы, тревожно глядя на меня говорили- горе то какое. У НАС горе. И в Москве. И в Кизляре.

Пишу и с тоской гляжу на индикатор зарядки ноута. Опять не заряжается. Впервые увидел отсутствие зарядки в Ростове, в гостинице. Работать от сети- работает. Но батарею не заряжает. Вспомнил, что саквояж приложили об пол во Внуково, во время проверки. Расстроился. Добрался до партнеров, на переговорах подключился к розетке в офисе. Работает!!! Вернулся в гостиницу- опять не заряжается. И так раз за разом. Электричество, растащенное по номерам, кипятильникам, кондиционерам, слабеет. На зарядку уже не хватает. Так и живем- с полусевшими батареями.

 

Ещё о людях.

Два дня в Краснодаре только и встречал их в трамвайной толчее. Кажется- уж куда еще втиснуться? Но взбирались, теснили всех, находили место, пристраивали поддон. В каждом втором трамвае. Обычно- мужик и девчонка, на деревянном поддоне аккуратно сложены, рядами, какие-то цветные шарики. Очень похоже на тетушек, ходивших в детстве возле ГУМа и Детского мира. Ремень через плечо, Ящик, поверх – оргстекло, а внутри шарики мороженного, в хрустящих стаканчиках. Вначале- так и подумал. Потом присмотрелся- великоваты шарики, усыпанные цветной крошкой для мороженного. Понимание пришло чуть позже- ну конечно- непременные атрибуты христианских праздников. То ли куличи, то ли пасхи.


Патлатый юноша, не только расчистивший себе переднюю площадку для выступления, но и певший, умудряясь попадать в ноты. Для тихого, домашнего и уютного Краснодара неожиданно. Потом, прогулявшись по центральной улице, убеждаюсь, что этот кусок городской жизни здесь тоже есть. Но, пока едешь с окраины, пока за окнами не спеша, порой в паре сантиметров от окна, проплывают разномастные заборы одноэтажной жилой застройки, рынки, собранные из старых контейнеров, сгрудившиеся вокруг старых зданий промтоварных магазинов, парень поющий на передней площадке- словно пришелец. Из других миров.

Центральная улица. Вместо марионеточных дрыганий со срыванием вывесок, их просто расширили.


Ул. Коммунаров. В Екатеринодаре- Борзиковская. Дано людям уважать свою историю. За это уважение к ней, готов простить краснодарским властям и проседающее электричество, и жуткую, зубодробительную брусчатку на центральных улицах.

И грязь вдоль нее.

Даже огромную яму в ста метрах от городской администрации, с забором, скрывающим мой любимый дом книги. В котором мы с Гогой совсем недавно- десять лет? Пятнадцать? Не может быть- пугали продавцов рюкзаками и выбирали чтиво. На неделю похода и обратную дорогу в Москву. Вообще- юга место для понимания. И немного- для ностальгии. Поработаю с документами и отпишусь о Новороссийске. После прогулки по нему такая гамма ощущений. Так и хочется, встряхнувшись продекламировать- нам никогда не будет шестьдесят. А только лишь четыре по шестнадцать.