Вообще уже не понятно, про что

11.09.2012

Впечатления сносят меня как лавина. Я не успеваю их осмысливать. Иногда я не успеваю даже их отдуплять. Уже никто не говорит о наслаждении и вдумчивом наблюдении.

Люди все разные, каждый необычен. КАЖДЫЙ. Воистину, Нью Йорк – это плавильный котел всех рас и культур, живущих на земле. Эта фраза, заученная еще в школе на уроках английского языка, только здесь наполняется смыслом и из банальной формулы превращается в живую метафору. Да. И еще одна оживающая метафора – «каменные джунгли». Манхэттен из-за Гудзона смотртится как энергичный каменный букет, устремленный ввысь. Это днем. А ночью – бетонные коробки сливаются с черным небом и россыпь переливающихся бриллиантовым блеском освещенных окон висит в воздухе ровными и не очень рядами.

Нью Йорку очень идет черно-белый цвет. Это город, навсегда застрявший в эстетике 30х. Это Синатра, черный джаз на золотом саксе и блестящие витрины.

И кошмарные трущобы. Мусорный ветер с океана, вонь, бумажные стаканчики, ржавые деформированные сетки заборов с полустертыми надписями про полис департмент и что-то про треспассинг. Поэтическое «fallout shelter» - убежище для выбросов или помойка, по-нашему.
Здесь родина эклектики. И мой мозг не успевает переработать все эти детали.

В магазине, куда я забежала за купальником, ухоженная немолодая дама вычислила меня по акценту (неужели мы правда говорим как-то необычно???), пригрела на обширной груди и спросила, впервые ли я здесь и не хочу ли переехать сюда жить. От души посоветовала не переезжать, потому что здесь надо очень много работать. Я подумала, как же им трудно, этим отважным людям, перебравшимся сюда за своей синей птицей, если они не советуют идти по их стопам.

Заехали в китайскую пекарню. Никто не умеет печь такие волшебные булки, как китайцы. Казалось бы. Китайцы предлагают сдобу, украшенную кориченвыми волосяными колтунами. Уверяют, что это мясо. И бисквиты, которые тают во рту. Китайцы – короли бисквитов. Вот как выходит.

Турки держат фруктовую лавку. В ней продается все. 4 вида инжира только (который, оказывается, называется фигами). И куча экзотических штуковин. Беру одни такую штуковину. Называется свежий дэйт – об этом рассказывает надпись на лотке. Вообще непонятная хрень. Подхожу к продавцу и спрашиваю:
- Что это?
- Свежий дэйт, - говорит продавец.
- Вижу, что свежий дейт. А что это? Какое оно? Как его есть?
- А вы сушеный дэйт не пробовали? – спрашивает продавец.
- Ааа! Так это как сушеный, только свежий дэйт! Что же вы раньше не сказали! - это я про себя думаю. А вслух объясняю вежливо и терпеливо, что не знаю, что это такое вообще, фрукт, овощ, орех или лекарственный корень... Хотя, зачем объясняю? Тут по-английски почти никто не говорит...