Время все вернуть

11.09.2012

Глава 2.

 Боль, острая боль – первое чувство, которое он ощутил, придя в себя. Хотя может, он как раз-таки  и пришел в себя из-за этой боли. Болело абсолютно все, каждый кусочек тела вопил от нестерпимой боли. Больно было даже думать, вспоминать, откуда она вообще могла взяться.

Тихий стон сорвался с губ молодого человека, лежащего в больничной палате. Где я? Откуда эта смутная тревога? Надо приоткрыть глаза, хоть чуть-чуть, осмотреться. Вот только глаза почему-то не слушаются команд мозга.

Приложив максимум усилий, стиснув зубы от острой пронзающей боли,  молодой человек все же смог приподнять, словно свинцовые, веки. И ничего. Только белый потолок и белые стены, которые удалось рассмотреть боковым зрением. Все белое. Никаких других цветов. Очередная волна боли накрыла все тело, заставив вновь тихо застонать.

- Саске? – тихий осторожный шепот.

Здесь кто-то был все это время, а я не почувствовал? Хотя все-таки было чувство тревоги.

- Саске? – имя произнесли уже громче. Это ко мне обращаются? Как-то уж чуждо это прозвучало.  – Тсунаде-баа-чан! Он пришел в себя, - человек, находившийся в комнате, явно не задумался о состоянии молодого человека, лежащего на больничной койке. Из-за этого крика голова заболела еще сильнее, белый потолок начал угрожающе темнеть. Находясь на пороге бессознательного состояния, он почувствовал, как в палату кто-то вошел.

Второе пробуждение практически ничем не отличалось от предыдущего. Опять боль охватила все тело, сильно осложняя процесс мышления. Хотя в отличие от первого раза, сразу появилось ощущение присутствия в комнате. Причем в палате явно находилось несколько человек. Чувство тревоги тут же охватило все его существо. Он буквально кожей ощущал напряжение, злость, страх висящее в воздухе. Как-то все это сильно резануло по нервам, добавив неприятных ощущений. Ну, уж нет. Лучше притвориться, что я все еще без сознания. Надо понять, что происходит. Так, попробую сконцентрироваться. Молодой человек с трудом подавил стон, готовый сорваться с его губ в любую секунду. Следи за дыхание, а то еще все поймут. Вот только откуда он это знает? Так, меня зовут… Саске, кажется, так ко мне  обращался тот орущий придурок. Дыши ровно, словно все еще спишь. Шорох, тихие приближающиеся шаги. Чья-то прохладная ладонь легла на лоб, осторожно провела по волосам. Вот только это нежное касание причинило только боль, заставив внутренности сжаться в тугой комок. Черт!

               -  Все еще спит. Тсунаде-сама, с ним все будет в порядке? – спросил нежный женский голос.

Тяжелый вздох, а затем:

- Сакура, ты прекрасно знаешь ответ: сама ведь врач.

- Но, может…

- Никаких «но».  Если то, что сказала Ино, и подтвердили наши специалисты из анбу, правда, мы сможем не опасаться его. Да и Хьюга утверждает, что потоки чакры изменились…

- Тсунаде-баа-чан, - опять этот крикливый, - его ведь отпустят, если все подтвердится, - в голосе отчетливо слышится надежда и что-то похожее на радость.

- Наруто, мы это уже обсуждали. Сначала надо все проверить, и очень тщательно. Мы не можем рисковать. Саске даже в таком состоянии может представлять угрозу, и то, что он, возможно, не сможет использовать чакру, и то, что у него, возможно, не осталось никаких воспоминаний не играет никакой роли. В лучшем случае, за ним установят постоянное наблюдение, ну, а о худшем я даже думать не хочу.

Так, похоже, я маньяк-убийца. *Ё-мое, и откуда он это знает? У человека напрочь отшибло память согласно моей задумке, а он такие перлы выдает, плюс у него появилось чувство юмора* 

В палате вновь воцарилось молчание. Досчитав пять раз до сто, Саске тихонько застонал от очередного приступа боли. Уже то, что он смог так долго хранить молчание, можно считать высшей степенью стойкости.

- Саске? – Наруто. Молодой человек на больничной койке приоткрыл глаза, на сей раз, это далось ему несколько легче. Слегка затуманенным взглядом, он стал изучать, склонившегося над ним парня. Светлые волосы, ярко-голубые глаза, по три шрамика на каждой из щек.

- Больно, - это прозвучало так тихо и жалобно, что больше было похоже на очередной стон. Даже сам Саске не был уверен, произнес ли он это в слух. Вот только шумливый паренек, похоже, очень даже расслышал его:

- Тсунаде-баа-чан, - как-то очень уж жалостливо это прозвучало, - может быть, дадите ему хоть какое-нибудь обезболивающее, - он обернулся и посмотрел на кого-то в комнате.

- Нельзя, я уже объясняла: он с трудом вышел из комы, а ты хоче…

- Да понял я, просто… - Наруто вновь обернулся к бледному, как смерть, Саске. – Потерпи, потерпи немного. Я знаю, ты сильный, ты справишься и без этих чертовых таблеток. Потерпи, потерпи, скоро все пройдет, - рука легла на лоб, и пальцы стали легонько поглаживать бледную кожу. Как ни странно, это не принесло никаких неприятных ощущений, а даже наоборот: Саске впервые за все время почувствовал, что боль утихает. Он устало прикрыл глаза, звуки в комнате стали затухать. Возможно сон, как раз то,  что нужно для скорейшего выздоровления.

                 Сквозь сон до него доносились чьи-то голоса. Странное чувство, когда ты о чем-то думаешь, слышишь чужие голоса, и в то же время ты осознаешь что спишь, не можешь открыть глаза, даже если от этого зависит твоя жизнь. *Не путать с состоянием обкуренности* 

- Заснул?

- Кажется…

- Надо вызвать сюда Ино для более тщательного обследования. Как только он снова проснется, начнем тесты.

- Но баа-чан, Саске все еще очень слаб, вы же сами говорили…

- Зато так легче будет определить: полностью ли у него стерта память, и как на самом деле обстоят дела с его чакрой. Наруто, еще раз специально для тебя: мы НЕ МОЖЕМ рисковать! Шизуне, отправь кого-нибудь к Ино. Чем быстрее мы все точно разузнаем, тем лучше. Нейджи, он должен быть в сознании для проверки?

- Необязательно. Я уже его просканировал – ничего нового по сравнению с предыдущим отчетом я сказать не могу. Он не сможет использовать чакру: все потоки заблокированы. Исходя из этого, шаринганом он тоже пользоваться не сможет, даже если у него и восстановиться память. Не знаю, кто так над ним поработал, но Саске никогда не будет шиноби.

- Заткнись! Он сильнее, чем ты думаешь. Саске не сдастся, он непременно сможет вернуть все свои способности. Вот увидишь!

- Наруто, прекрати, - Тсунаде тяжело вздохнула: попытки вытащить Саске с того света не прошли для нее бесследно: под глазами образовались темные круги, глубокие складки - около рта. Тсунаде постоянно прибывала в плохом настроении – сказывалось давление совета, поскольку никто не хотел, чтобы Пятая так усердно заботилась о беглом ниндзя, о преступнике. А с другой стороны был Наруто, все мысли которого занимал этот самый преступник. *Совсем сдала старушка :)*. - Для него же лучше, если он не восстановит свои былые «навыки». Совет не даст преступнику S-класса спокойно разгуливать по улицам.

Наруто с грустью посмотрел на спящего друга. Он все еще не убрал руку с его лба: так приятно ощущать нежность его кожи, шелковистость волос. Так и хочется стоять здесь весь день напролет, знать, что ты рядом, рядом со мной, что никуда больше не денешься, не убежишь снова. И пусть ты ничего не помнишь, ты рядом – это главное. 

Наруто уселся поудобнее на стоящий рядом стул, все еще не отнимая руки ото лба своего друга. Наклонившись к его самому уху парень очень тихо прошептал:

- Я помогу тебе, как бы трудно ни было – я тебя не брошу, я все-все для тебя сделаю. Даже если память к тебе не вернется, я сделаю все что угодно, чтобы вернуть нашу дружбу. Клянусь тебе. Даже если ты не помнишь – я всегда держу обещания.

Боковым зрением Наруто отметил, что все вышли из палаты. Наверное, это мой шанс. Всего один поцелуй. Только один раз, и никто никогда не узнает. Ну же, ты же никогда ничего не боялся. Ну, почти никогда –  СТОП! Это Я  только что об этом подумал? *Вот только о чем он подумал? О том, что иногда дрейфит или о том, что собрался поцеловать своего лучшего друга? (если кто не понял:)* 

Читать дальше не советую, т.к. это мои рассуждения по поводу никчемности нашей (а скорее моей) жизни. Предупреждение см. выше. Уже вторую ночь мне сниться мой бывший. Только никак не пойму к чему. Вот мы с ним выясняем отношения со всеми вытекающими, то бишь с битьем посуды, криками, дракой. Но в конце мы все равно миримся. Мать его. А в реальности даже минимальной надежды нет. Т.о. к чему бы это? И во сне все так здорово, хорошо, даже просыпаться не хочется. Ну, все, опять сопли пускаю. Тоска, блин.  И на работе плохо – начальник все время ругается. Люди, у кого можно мыло и веревку купить? На этой ОПТИМИСТИЧЕСКОЙ ноте заканчиваю главу 2. Знаю, они у меня супер-мини короткие, но по-другому я не умею и учиться не хочу!!!!!!!