Зал ожидания

11.09.2012

Той ночью у меня второй раз тряслась голова, как при болезни Паркинсона. Первый раз это было в северной больнице, после операции. Со стороны это выглядело как будто я очень быстро кивал, соглашаясь с чем-то.
Это просто нервы сорвались и поскакали куда-то вниз - прыг-прыг-прыг-прыг-прыг. Я не мог и, кажется, даже не хотел унять эту дрожь. Смотрите - я псих.
Да, романтика - это тоже в какой-то степени свод правил. Только лично у меня правило только одно - не следовать никаким правилам.
Законы - это ограничение свободы. Свобода - это когда ты уже можешь не врать. Законы заставляют нас врать. Мы хотим кого-то убить, законы запрещают нам это, и мы врём, что всех любим. Мы хотим себя вести как-то, правила диктуют нам модель поведения, и мы врём, что мы такие, какие мы есть.
У меня только одно правило - оставаться честным перед самим собой. И оно заставляет меня говорить только правду. Я не идеален. Я не святой. Я только такой, какой я есть. Я не романтичен от того, что прочитал N книг про романтику и посмотрел Z фильмов про неё. Именно потому, что я романтичен, я и делаю всё это. Смотрю на звёзды, лёжа на траве, читаю хорошие стихи, разговариваю с водой, замечаю красивые мелочи в окружающем мире. Не потому, что кто-то написал такие правила. Потому что я такой.
Голова тряслась. Прыг. Сколько законов. Прыг. Сколько вранья. Прыг. Сколько боли. На дне.

LI 7.05.22