Жизнь - Игра…

11.09.2012

"Жизнь - это игра , а что такое игра, если не баловство", - сказал Карл Маркс. И правда, играют все: в солдатики и машинки, в войну и дефолт, а также человеческими судьбами. Так что такое игра? Развлечение, репетиция или реализация скрытых желаний? Может, вообще все наоборот: игра - это и есть "реальная" жизнь, язык инстинктов, которые правят нами.

 

В детстве действительно играют все представители животного мира - от мышат до слонят, опробуя и оттачивая рефлексы безусловные, полученные с рождением в качестве генетического наследства сотен тысяч предыдущих поколений, а также приобретая условные рефлексы, перенимая опыт старших особей. Звериные детеныши играют в "войну" - готовясь к внутривидовой борьбе за главенство в стае и продолжение рода, в "охоту", в "бегство от опасности" и даже в "любовь".

Мы - тоже, хотя набор наших игр не ограничивается. Психологи давно классифицировали игры маленьких человеков по категориям: сенсорные (позволяющие на ощупь познать свойства предметов и материалов), моторные и игры-возня (весь набор движений от бега до кувырков и борьбы для развития тела и сброса энергии), ролевые и сюжетные (построение моделей поведения в обществе), состязания (прятки, салки и т.д.), а также языковые.

Детская игра есть способ познания ребенком окружающего мира и приобретения навыков того, как с этим миром взаимодействовать во взрослой жизни. Игра - отражение действительности в ее понимании ребенком и самый простой и самый эффективный способ приобретения новых знаний. Учеба происходит не под угрозой двойки или лишения сладкого, а ради собственного удовольствия. Не случайно обучение на основе игровых методов в последнее время широко применяется и для взрослой аудитории. Вспомним многочисленные методики обучения иностранным языкам по системе "полного погружения".

Сколько же можно играть?!

У большинства представителей животного мира желание поиграть с возрастом гаснет. Возможности игры для обучения исчерпаны, она становится ненужной, бесполезной. К тому же для нее уже нет времени: лишаясь защиты родителей, приходится защищать себя самостоятельно, заботиться о пропитании, поддержании личного статуса в стае, охране территории и продолжении рода.

Однако так происходит не у всех. С удовольствием играют, например, взрослые вороны. Они, словно дети, катаются на хвосте по обледенелой крыше, без какой–либо видимой пользы дразнят кошек и собак, доводя их до полной истерики. Наблюдать их игры намного забавней, чем смотреть иные юмористические телепередачи.

Наметив жертвой кошку, ворона опускается на землю в нескольких шагах от нее, демонстративно игнорируя присутствие хищника. Возмущенная наглостью твари, которую нужно и можно немедленно съесть, кошка бросается в атаку. И как раз в этот момент другая ворона, бдительно следящая за происходящим, на бреющем полете клювом хватает кошку за хвост. А та, первая, - отлетает. Кошка бросается на вторую, и все повторяется.

Вороны меняются ролями до тех пор, пока родственница тигров и львов окончательно не осознает, что она побеждена и унижена. Вороны - исключение в мире животных, однако их игра отнюдь не бессмысленна. Это своего рода тренировка, отработка навыков поведения в реальной ситуации. Она имитирует действия птиц при спасении от хищника раненых членов стаи.

Желание поиграть возвращается к животным, содержащимся в неволе. Если жизнь устраивается так, что не нужно думать о прокорме, опасаться врагов, соперников в борьбе за самку, - отчего же не погоняться за мячиком!

И тут нельзя не заметить: в отношении к играм мы, люди, настолько похожи на прочих представителей животного мира, что вопрос, от кого произошел человек, отпадает сам собой. Ну, в самом деле: не крестьянин же, вкалывающий от зари до зари, чтобы прокормить семью, изобретал изощренные карточные игры. Да и народные забавы, всякие там горелки-хороводы да драки стенка на стенку - все это для несерьезной молодежи, а не для отца семейства... Взрослые игры появлялись и развивались лишь в той среде, в которой заботы о хлебе насущном отодвигались на второй план.

В играх, в которые мы играем, заключено наше сходство с низшими животными. И в них же - наши отличия. Человек способен играть вплоть до глубокой старости, испытывая от игры непреходящее удовольствие, а порой даже не подозревая, что он играет. Причем в играх взрослых половые различия не так уж и важны. Карты, рулетка, различные тотализаторы - в них участвуют уже не мужчины и женщины, а игроки, одетые в мужские и женские одежды. Игры эти ничему не учат, ничто не развивают. Они всего лишь позволяют испытать сильнейшее эмоциональное возбуждение, имя которому - Азарт, повысить содержание адреналина в крови, заставить сердце учащенно биться. Поэтому для настоящего игрока (если он, конечно, не зарабатывает игрой себе на жизнь) выигрыш не настолько важен, как само участие. Игра для него - разрядка, отдых от монотонности серых будней.

На противоположном полюсе - строгая логика. Ну, какой смысл рисковать деньгами, если вероятность твоего выигрыша много ниже 50 процентов? Какое удовольствие можно испытывать от ожидания математически запрограммированной неудачи? И если вдруг в силу каких-то случайных обстоятельств человек начинает играть, процесс игры не будит в нем никаких эмоций. Проигрыш раздражает, выигрыш вызывает легкое удовлетворение. А в целом он ощущает скуку. Да и вообще, что это за отдых в душной атмосфере зала, пропитанной табаком и алкоголем! Другое дело - туристический поход по лесу или на байдарках, жизнь Робинзона вдали от цивилизации...

Стоп! Тут вы и попались. Поход - это и есть самая настоящая ролевая игра. Поклонники туризма на самом деле подсознательно играют в Робинзона, Пржевальского или Миклухо-Маклая, открывают неведомые им доселе земли, вступают в контакты с аборигенами (в деревенских магазинах), спасаются в палатках от сокрушительных ураганов (дождика с громом и молнией), добывают огонь, пищу (грибы и рыбу), определяют лидера группы. Эти игры тоже совместные - для мужчин и женщин, у их участников и одежда подчеркнуто бесполая - брезентовые штаны, ветровки да сапоги, по такому наряду мужчину от женщины вряд ли отличишь.

Но чувство риска, опасности здесь куда острее, нежели за столом с зеленым сукном. Потому что порой туристы в самом деле отчаянно рискуют жизнью, покоряя горные вершины, карстовые пещеры или пускаясь в тысячекилометровый лыжный переход по тундре.

По большому счету и такие игры - как и вообще подавляющее число взрослых игр - тоже бесполезны. Разве что позволяют приобрести некоторые навыки выживания в природной среде - навыки, утраченные человеком в ходе эволюции общества за ненадобностью...

Ладно, не будем столь строги. Согласимся: в карточных играх призом служат деньги, в туристических - здоровье. Но что полезного, скажите, приносит такое уж совершенно бессмысленное с точки зрения формальной логики занятие, как коллекционирование? Как понять людей, стаптывающих башмаки в поисках погашенной марки или давным-давно вышедшей из обращения монеты, украшающих стены своих квартир курительными трубками, экзотическими головными уборами и даже крышками от унитазов? Может быть, это, как говорится, просто "сдвиг по фазе"?

Не сдвиг, не психическое отклонение, а самая настоящая игра, имеющая выраженный состязательный характер. Ее игровая формула такова: "У меня есть то, чего нет у тебя, поэтому я лучше". Игра эта узко групповая, в нее играют лишь члены клана посвященных, только они способны понять, кто выиграл и кто проиграл. Для других она просто непостижима, непонятна.

Хотя можно с уверенностью сказать, что игрой в собирательство увлекалось в детстве в той или иной мере 80 процентов населения. Увлечение это возникает в детстве как подражание взрослым или приятелям и, как правило, проходит довольно быстро. Но на какое-то время никому ненужные фантики, открыточки, календарики, те же монеты и марки внезапно приобретают в глазах участника игры фантастическую ценность. Помню, как весь наш двор повально и единовременно увлекся составлением марочных коллекций. Кто-то собирал марки о космонавтике, кто-то - с изображением животных, кто-то - цветов. Мы неустанно хвастались друг перед другом своими сокровищами, менялись дубликатами, отчаянно при этом торгуясь, завидовали чужой удаче и радовались своей. Наша общая игра закончилась так же быстро, как и началась. Интерес к ней угас, она была вытеснена другими увлечениями и навсегда забыта. Насколько мне известно, никто из моих бывших приятелей по двору известным филателистом так и не стал.

Вся ответственность в выборе игры для ребенка ложится на плечи родителей. И нечего им, бедным, предложить, кроме как только попытаться всем вместе сыграть в игру под названием "Нормальный человек". Честный, искренний, благородный, отзывчивый, храбрый, справедливый, сильный... Непростая эта игра, да выбора у нас нынче нет.

А может, и не стоит искать иного?

Борис Руденко

http://www.7ya.ru/click.asp?url=http://www.mamapapaja.ru/